Содержание

Укрощение животных — это… Что такое Укрощение животных?

У. животных и преимущественно диких зверей, как стремление человека подчинить их своей воле, составляло любимое занятие многих еще в глубокой древности. Присутствие зверинца и людей, занимавшихся У. этих зверей, не представляло редкости при дворах королей и властителей древних ассирийцев, вавилонян, греков и римлян. Когда однажды один из львов Сарданапала вырвался из зверинца и бегал по всему городу, приводя всех в ужас, — Сарданапал вышел к нему навстречу, подозвал его, и лев, увидав короля, пошел за ним, как собака за своим хозяином. Во многих же подобных случаях дикие звери были, по указаниям древних авторов, искусственно обезоруживаемы (exarmatos), т. е. лишены зубов и когтей. Сенека пишет в письме к Люцилию: «Существуют укротители диких зверей, которые… не довольствуются одним уничтожением зверских инстинктов у зверей, но стараются приучить их жить под одним кровом с человеком. Укротитель льва кладет свою руку в его пасть; приставленный к тигру сторож целует последнего; эфиопский скоморох приучает слона становиться на колени, ходить по канату». Наконец, на некоторых древних камнях находятся изображения медведей и их укротителей, что также ясно свидетельствует о том, что У. животных было хорошо известно и древним народам. В настоящее время У. животных процветает почти во всех городах мира, и те поразительные результаты, которые достигаются некоторыми выдающимися укротителями, привлекают тысячи людей. Весь секрет У. животных и, преимущественно, диких зверей заключается в отсутствии боязни — в бесстрашии. В каждый момент, по словам одного укротителя Д., укротитель должен иметь такой подъем энергии, чтобы быть в состоянии дойти до зверя и хлыстом заставить его подчиниться себе, т. е. исполнить то, что от него требуется. Это присутствие энергии, и непременно активной, необходимо действительно иметь, а не показывать только ее. Зверя обмануть очень трудно; приемы острастки на него почти не действуют; он подчиняется только настоящей сильной воле, выраженной в ясных, решительных и ловких, в смысле техники, приемах. Не требуется, однако, какой-либо особенной формы для проявления такой энергии, т. е. это не значит, что укротитель должен обязательно обладать выразительными, огненными глазами, атлетической фигурой, широкими пластическими жестами и т. п. Энергия, сильная решительная воля или то, что в спорте называется «сердцем», может проявляться и в неблагоприятной наружной форме. С дикими зверями следует обращаться как с детьми, которых желаешь воспитать (см. напр. Upilio Faimali, «Memoiren eines Thierbändigers, gesammelt von P. Mantegazza», 1880). Они должны убедиться в том, что укротитель имеет самые благие намерения, что пища и молоко приносится им регулярно все тем же лицом. Но в то же время они должны твердо знать и помнить, что тот же человек их превосходит своими силами. Эти представления должны быть им внушены с самого начала, смотря по обстоятельствам — в зависимости от рода и характера зверей — то ласковым обращением, то помощью кнута, снабженного металлической кнопкой, возвышением голоса, повелительным, энергичным взглядом. Чары взора укротителя, о которых так много говорят, на самом деле имеют значение лишь настолько, насколько во взоре выражается большой запас хладнокровия, силы и мужества, возможность, так сказать, этого запаса скрытой энергии перейти моментально, при первом же протесте со стороны животного, в свободную энергию, в ряд быстрых и опасных для животного движений. О каких-либо особых воздействиях взора укротителя на зверя, приводящего его в особое состояние наподобие гипнотического, и речи быть не может. Большинство современных укротителей убедительно доказывают несправедливость такого предположения тем, что становятся спиною к зверям во время исполнения своих фокусов с последними. Понятно, с другой стороны, укротитель имеет в своем распоряжении во время дрессировки животных целый ряд орудий, которыми и пользуется в случае надобности. Сюда относятся, напр., кроме вышеупомянутого кнута, постоянно имеющегося в руках укротителя: железный прут, конец которого накаливается подчас, пара деревянных тяжелых палок, служащих для усиления повелительности тона при возвышении голоса и т. п. Кроме того, при дрессировке очень опасных зверей опытная прислуга, находящаяся вне клетки, все время зорко следит за всеми движениями укрощаемого животного, чтобы действовать, в случае необходимости, длинными палками или железными прутами, снабженными крепкими крючками или без таковых, но накаленными предварительно, и удержать таким образом зверя при его желании кинуться на укротителя. Интересно, с психологической точки зрения, то, что некоторые укротители прибегают к сомнительному приему, когда впервые входят в клетку какого-либо дикого зверя: они показываются ему в обнаженном виде. По рассказам некоторых укротителей, вид обнаженного человека производит на зверей сильное впечатление и вызывает даже страх. Гораздо рациональнее познакомиться с характером зверя заранее, до вхождения в клетку, через решетку и познакомить, с другой стороны, и самого зверя с собою, приучить его к своему голосу, движениям и т. д. и тогда только войти в клетку. При обладании

«сердцем», в спортивном смысле слова, и умением распознавать психику животных, т. е. характер и данное настроение животного, искусство У. и дрессировка зверей низводится к сравнительно несложному занятию, ибо технические приемы, употребляемые при дрессировке, довольно просты и однообразны. При помощи этих двух качеств укротителю удается в скором времени приучить укрощаемого зверя видеть в себе высшее для него существо, снабжающее его, смотря по обстоятельствам, то вкусной пищею, то жестокими ударами. Укротитель должен быть в глазах животного источником всего хорошего и всего дурного — высшим созданием в составляющей для него весь мир клетке. С этой точки зрения, становится понятной и возможность соединения различных диких зверей, не терпящих обыкновенно друг друга; объясняется это именно его безграничным авторитетом: появляясь среди своих львов, тигров и пантер он отвлекает их друг от друга и принуждает, приневоливает их сосредотачивать все их внимание на нем — он царствует между ними. В хорошем укротителе должен соединяться и гармонически действовать целый ряд разнообразных качеств: страстная любовь к опасным предприятиям, бесстрашие, мужество, хладнокровие, но не бесчувственность, железная воля, ловкость, но, прежде всего, необычайная наблюдательность. Техническая сторона У., т. е. самые приемы, несложны и меняются, как было упомянуто выше, в зависимости от рода, возраста и характера зверя. Главный прием — это ласка с теми, которые поддаются ей, и строгость с другими. В том и другом случае требуется постепенность действия, спокойствие и много терпения. Есть звери, которые повинуются только ласковым приемам; есть звери, которых только хлыстом или палкой можно заставить слушаться, но есть и такие, которых нельзя ударить и разу. Некоторые из зверей совсем не поддаются дрессировке, как, напр., ягуар, принадлежащий к породе кошек и отличающийся кровожадностью и строптивостью. До сих пор все попытки дрессировки этого вида кошек не увенчались успехом, между тем как тигры, когуары — так наз. серебристые львы, пумы, пантеры или леопарды легче поддаются дрессировке. Но все они, в особенности леопарды, злы, фальшивы, мало привыкают к человеку и бросаются при дрессировке не спереди, а исподтишка сзади, ничем не выразив своего желания напасть, как это делают другие звери, напр. лев, медведь и др. За ягуаром, по малой пригодности к дрессировке, следует белый медведь. Он поддается дрессировке туго, к человеку не привыкает, ласка к нему неприменима, понятливостью обладает очень ограниченной. Если нет хлыста или железного прута и ничто не напоминает о недавнем наказании, он катится в ноги или поднимается на задние лапы, чтобы заключить укротителя в свои могучие обьятия. Все, чему можно научить его — это прыгание через барьеры и участие в фигурах, пирамидах, где он усаживается в определенное место и сидит векоторое время до перемены группы. Белого медведя можно выдрессировать только пойманного молодым или рожденного в неволе. Чтобы смирить их кровожадность, белых медведей не следует кормить мясом, а лишь хлебом и овощами (см. J. ν. Pleyel, «Moderne Tierdressur», «Zoolog. Garten», 41 Jahrg., стр. 174, 1900). За белым медведем можно поставить тигра, королевского и простого. Его укрощать легче белого медведя, он лучше привыкает к человеку, к ласке, в особенности, если он родился или вырос в неволе. По своим кровожадным инстинктам, ловкости, силе и хитрости — это был бы опаснейший зверь, но он труслив, в нем нет королевской отваги льва, а потому с ним легче справляться. Если дрессированных тигров и встречается меньше, чем львов, то это лишь потому, что тигры хуже переносят неволю, часто заболевают (воспалением легких) и крайне туго плодятся. Тигрицы, как и леопарды, часто не донашивают, а родившихся очень редко выкармливают. Леопарды, которые во многом похожи на тигров, в неволе очень часто даже съедают молодых. Это знают в зверинцах, следят за самками и принимают против этого необходимый меры: отнимают у самок только что родившихся и выкармливают их искусственно, т. е. рожком или при помощи собаки. Дрессировка пантер и леопардов трудна и опасна: они изумительно подвижны, очень хитры, а главное — фальшивы; на них нельзя полагаться, им нельзя доверять, как бы они не казались добры и апатичны. Дрессированных леопардов в зверинцах имеется всегда по нескольку; один был бы не эффектным номером. Это-то и представляет опасность во время занятия и требует сноровки следить за всеми. Вообще же леопарды и пантеры мало способны к выполнению чего-либо, кроме прыжков. За леопардами идут гиены. Пятнистые более злы и менее понятливы, чем полосатые. Последние легко приучаются к человеку, ласке не поддаются и повинуются только хлысту. Гиены крайне опасны своими укусами. Волка, тигра и даже льва можно заставить выпустить свою жертву, когда же хватит гиена, от неё отбиться нет возможности. Высшее искусство и укротительскую энергию можно показать только со львами. Лев больше других зверей подчиняется психической силе человека — несмотря на свою силу и смелость, подчиняется даже энергичному жесту. Вообще сильной воле лев подчиняется совершенно, иногда ходит как очарованный, не опуская своего взгляда от укротителя; когда же ее нет, ничто не может испугать его. По смелости, как и по благородству, лев превосходит всех зверей. Он лучше других зверей размножается в неволе, привыкает к человеку, любит ласку, обладает большой понятливостью, легко запоминает порядок упражнений, часто привязывается к укротителю, как собака, а иногда и выручает его при нападении на него своих собратьев. По понятливости, после льва можно поставить волка и за ним медведя, сначала нашего, потом гималайского, черного с белой грудью. Серый американский медведь «гризли», как и ягуар, не поддается дрессировке совершенно. Волк смышлен и способен к прыжкам, к укротителю привыкает легко и вследствие трусости редко бросается на укротителя. Тем не менее, соединение 5 или более волков прсдставляет большую опасность: они охотно поддерживают товарища, дружно набрасываются за первым на укротителя. Особенную опасность как волки, так и медведи представляют в период течки. Медведя можно считать одним из самых способных к дрессировке зверей. К сожалению, к старости инстинкты дикого зверя почти всегда пробуждаются в медведе: он становится зол, раздражителен и непослушен. Интересно, что львы, наоборот, успокаиваются, делаются с годами спокойнее, смирнее и апатичнее.

Самую дрессировку можно разделить на два типа: на ручную и дикую. Первый вид дрессировки применим к таким зверям, которые подпускают человека к себе, терпят его близость, дают себя трогать, ласкать, кормить, носить или сами носят укротителя. Если это один из больших зверей, то его можно приучить к большой покорности, и даже вкладывание головы в пасть такого экземпляра не будет представлять большой опасности. При ручной дрессировке имеются особенные номера, которым нельзя научить зверей, не склонных к этому виду дрессировки. Какой из двух видов применим в данном случае, не зависит от укротителя, а всецело определяется самим зверем, т. е. свойствами его характера. Часто из трех или четырех молодых, рожденных от тех же родителей, один или два выходят спокойные, флегматичные, ленивые; их ничто не пугает, к присутствию человека они относятся спокойно. Другие — наоборот. Они не подпускают к себе укротителя, не принимают ласки и не поддаются, стало быть, ручной дрессировке. Таких животных можно обучить только с помощью дикой дрессировки, т. е. строгостью и то лишь простым номерам, как-то: прыганию через барьеры, через обручи, без пакли и с горящей паклей, и эффектному номеру, называемому «Wilde Jagd». Последний состоит в том, что зверя гонят из одного конца клетки в другой; делается это на большом ходу, и львы, которых все сказанное, главным образом, и касается, исполняют это весьма красиво, с рычанием, при поворотах они поднимаются передними лапами на короткие стенки клетки, быстро проносятся у решетки мимо укротителя и, наконец, задерживаются командой «halt!» в противоположном двери углу, чтобы дать возможность укротителю выйти из клетки. Львы, по своему характеру склонные к дикой дрессировке, в работе очень эффектны: они рычат, бросаются на укротителя, при выходе его из клетки они идут за ним, пытаясь его повалить лапой, или же стремительно бросаются за ним, когда укротитель уходит в дверь. Спокойные и флегматичные львы не так эффектны, но, как было уже сказано, они способны к более сложным номерам, составляющим ручную дрессировку. Опасность, грозящая человеку как от тех, так и от других львов одинакова. Если первые опасны своей нервностью, порывистостью, зато со вторыми приходится проделывать более опасные опыты, как, например, кормление мясом из рук, изо рта и вкладывание головы в пасть. Лучше всего начинать У. в большой клетке, где зверь не поставлен лицом к лицу с укротителем. В маленькой клетке близость укротителя так волнует зверя, что он, желая предупредить кажущуюся ему опасность, спешит напасть сам. Большая клетка в этом отношении дает такие выгоды, что само У. в ней, как искусство, истинными знатоками ценится гораздо ниже У. в маленькой клетке, в особенности со зверями дикой дрессировки. Главный прием, повторяем, как при дрессировке, так и при У. — это ласка. Она не применима совершенно с белыми медведями, с гиенами, отчасти с леопардами и с нервными экземплярами других животных, напр., львов, тигров, волков. К угрозе и наказанию следует прибегать с экземплярами, дрессируемыми ручной дрессировкой, только в крайних случаях, но зато уже решительно и строго. Как только зверь выполнил приказание, его следует обласкать. Сама ласка должна быть сообразована с породою и характером зверя. Все кошачьи породы, тигры, леопарды, пумы, львы, и др. любят поглаживание по шерсти вдоль спины, это успокаивает их. Ласка в форме похлопывания пугает их и видимо неприятна им. Волки и медведи (бурые и черные), наоборот, лучше переносят похлопывание. Ласковый успокаивающий разговор хорошо действует на всех зверей. Кошачьи породы любят и почесывание, а для волков это — самая приятная из ласк. Необходимо также награждать зверя за послушание чем-нибудь особенно любимым, напр., медведей сахаром, волков, гиен, леопардов, тигров и львов — мясом. Дрессированных дикой дрессировкой кормить во время упражнений не рекомендуется. У. требует времени, и продолжительность его зависит как от характера и породы зверя, так и от искусства укротителя. Для У. и дрессировки существуют особенные клетки. Величина их сообразуется с числом зверей, которые участвуют в номере. Эта клетка занимает среди обыкновенных клеток центральное положение, и в нее через двери перегоняют зверей из других клеток или по особенным коридорам. Эта центральная клетка, отличающаяся от остальных величиной, имеет приспособление для входа в нее укротителя. Это приспособление называется коридором и состоит из маленькой клетки, приставленной к дверям большой. В нее-то сначала и попадает укротитель, а затем уже в самую клетку. Дверь, ведущая в коридор, отворяется наружу, а дверь клетки вовнутрь. При этом дверь помещается у самой стены, а петлями она прикреплена к решетке, так что зверь не имеет возможности зайти с противоположной стороны, т. е. с той, где находится затвор. Таким образом, для выхода из клетки укротителю необходимо потянуть дверь к себе и затем быстро выскочить в пристройку — коридор. В такую клетку выпускается зверь, предназначенный для У., т. е. пойманный взрослым или выросший в неволе, но еще не укрощенный. Два надежных человека с палкой и железными шестами находятся наготове у решетки. Когда все это готово, укротитель прутом отгоняет зверя через решетку в дальний угол от двери. Затем входит в коридор, отворяет дверь в клетку, толкая ее от себя, стараясь не шуметь, чтобы не волновать зверя. Войдя вовнутрь, укротитель останавливается у двери, окликает ласково зверя и следит за ним зорко, чтобы предупредить зверя в случае внезапного нападения. Если зверь уже знает укротителя, т. е. укротитель раньше через решетку познакомил его с собою, то этот первый вход не представляет особенной опасности. Еще до входа в клетку всякий укротитель легко определяет, какому виду дрессировки поддается данный экземпляр. При первом входе нужно ограничиваться немногим, вполне достаточно первые три, четыре дня только входить в клетку, постоять несколько минут и осторожно выйти. Так делают сначала раз, два, а потом и 5 раз подряд с перерывами в 5 — 10 минут. До сих пор все обыкновенно идет просто и особенной опасности не представляет. На третий или на четвертый день укротитель, войдя в клетку (с хлыстом и железным прутом; многие имеют хлыст с ручкой, налитой свинцом), двигается от двери к большой задней стене, идет около неё ко льву, голосом и кнутом понуждая его перейти с этой стороны к противоположной, т. е. к двери. Здесь уже требуются спокойствие и выдержка. Неосторожные, не в меру быстрые движения и понукания могут испугать зверя, и он, чтоб предупредить опасность, может броситься. Тогда все зависит от выдержки и искусства укротителя. Львов и тигров, которые не берут сразу зубами, а бьют лапой, чтобы сначала опрокинуть, хороший, спокойный укротитель может задержать ударами хлыста в морду. Удара по глазам зверь боится. Если укротитель не понадеялся на себя и взял прут с накаленным концом, он действует им. Прислуга пытается остановить прутами, действуя через решетку, со стороны от укротителя. Если зверя задержать не удалось или он напал с прыжка и опрокинул укротителя, нужно дать укротителю встать, стоя он снова хозяин положения. Для этого льют помпой воду, действуют прутами, а в крайнем случае, когда укротитель сильно поранен или ошеломлен, прислуге приходится вскакивать в клетку. Как только удастся отогнать зверя от укротителя, сейчас же быстро задвигают заготовленную перегородку, чтобы разобщить зверя от укротителя. Если укротитель не сильно ранен и не потерял энергии, следует сейчас же сделать вторую попытку, приняв большие предосторожности. С белыми медведями, с волками и гиенами (все они могут бросаться в ноги) на первых уроках укротители берут деревянную решетку в левую руку, в правую — прут и, держа решетку перед собой для защиты ног, проделывают то же, т. е. перегоняют зверей с одной стороны на другую. С белыми медведями, как и было сказано, дрессировка возможна только в том случае, если они еще малы, т. е. не достигли полного возраста, и лучше, если они родились в неволе. Когда зверь исполнит требование укротителя, т. е. перейдет сначала раз, а потом и несколько с одной стороны клетки в другую, укротитель ласковыми словами и прозвищами поощряет его и, задержав его словом «halt» y дальней от двери стены, пятясь задом и зорко следя, двигается к двери. Тут он на момент останавливается, не спуская взгляда со зверя. При этом он должен иметь такой запас энергии, чтобы в случае, если зверь сделает попытку тронуться для нападения, он мог бы от двери двинуться на зверя. Такая энергия покоряет зверя. Он особенно восприимчив к ней. Проявляясь в глазах укротителя, в позе и в движении, она якобы очаровывает зверя. Зверь не спускает взгляда с укротителя, но тронуться не может. Иногда он сидит точно прикованный и бросается, когда укротитель уже за дверью. Когда таким образом зверь несколько привыкнет к присутствию укротителя в клетке, можно при перегонке его преградить ему путь сначала невысоким барьером, а затем повышать его до требуемой высоты. Если зверь будет покойно исполнять это, и вместе с тем покажет свойства, дающие возможность применить ручную дрессировку, следует при перегонке его через барьер во время прыжка дотрагиваться осторожно рукой до спины, потом проводить по ней как бы оглаживая. Затем, остановив его после прыжков, пробовать подойти к нему и, если он относится к этому спокойно и не делает попытки броситься, нужно звать его к себе, называя по имени и стараясь говорить мягко и ласково. Когда он подойдет или подпустит к себе, нужно его поласкать, но не оставаться около него долго. Повторяя это несколько дней сряду, можно легко дойти до того, что зверь совершенно привыкнет, будет идти на зов, спокойно прыгать и менять место. Все это касается ручной дрессировки, дикая — менее сложна, но зато не менее опасна. Когда укротитель дойдет до дня, когда ему нужно перегнать зверя из одного угла в другой, он, как уже было сказано, пойдет к нему по задней стене и, укрощая хлыстом и голосом, заставит перейти его в другой конец, т. е. к двери. Это положение считается опасным, так как зверь, заслонив выход, лишает возможности укротителя выйти. Чтобы зверь не задержался в этом углу, укротитель не дает ему останавливаться, а пробует повернуть его на ходу, при входе к углу, где находится дверь. Это представляет трудность. Часто зверь, бросившись с одной стороны, заседает у двери, и выпроводить его отсюда бывает не легко. Это положение еще невыгодно и тем, что прислуга не может помочь укротителю и понудить зверя прутами. Укротитель находится взаперти, и каждое понукание зверя может заставить его броситься на укротителя. Таким образом, укротитель в этом положении должен рассчитывать только на себя. Решительное наступление обыкновенно действует на зверя, и он с рычанием повинуется.

Еще несколько слов о дрессировке и заклинании змей. «Змеи, содержимые в неволе, — пишет Брэм, — постепенно вступают в дружеские отношения с ухаживающим за ними человеком, берут предлагаемую им пищу у него из рук или из щипцов, позволяют трогать себя, брать, носить в руках и даже могут быть до некоторой степени дрессированы; но истинной привязанности к хозяину совершенно не замечается, а скорее даже наблюдается обратное у сильных видов или способных к обороне благодаря их ядовитым зубам». О дрессировке в собственном смысле слова здесь речи быть не может. Ловкий индус или брамин может проделывать фокусы с каждой змеей, только что пойманной или долго содержавшейся взаперти. Все искусство заклинателей основано на точном знании характера и нравов змей и на проворстве и внимательности самого фигляра. Заклинатель змей старается обыкновенно привести змею сначала в спокойное, сонное состояние. Для этого он начинает играть на особого рода кларнете или дудке протяжную, жалобную и однообразную мелодию, все время не сводя глаз с змеи и смотря на нее пристальным взглядом. Когда змея вполне успокоилась или впала даже в состояние сонливости и её глаза смотрят уже неподвижно, как бы очарованные, на заклинателя, тогда фигляр пользуется этим мгновением слабости змеи, осторожно приближается к ней, не переставая играть, и проделывает с ней свои фокусы. Следует еще прибавить, что пристальность взгляда не играет особенной роли и применяется далеко не всеми заклинателями.

Индусы, брамины и египтяне ведут игру с самыми ядовитыми змеями; в руках заклинателей можно видеть: очковую змею (кобру), аспида и королевскую наю. У тех змей, которых постоянно употребляют для представлений, почти всегда чрезвычайно тщательно вырывают ядовитые зубы. Тем не менее, следует признать, что опытные заклинатели превосходно справляются и с такими ядовитыми змеями, которые вполне обладают своим смертоносным оружием. (Брэм, «Жизнь животных»). Дрессировка лошади — см. Дрессировка и выездка лошадей. Дрессировка собак — см. Дрессировка охотничьих собак.

Укрощение животных — Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона

У. животных и преимущественно диких зверей, как стремление человека подчинить их своей воле, составляло любимое занятие многих еще в глубокой древности. Присутствие зверинца и людей, занимавшихся У. этих зверей, не представляло редкости при дворах королей и властителей древних ассирийцев, вавилонян, греков и римлян. Когда однажды один из львов Сарданапала вырвался из зверинца и бегал по всему городу, приводя всех в ужас, — Сарданапал вышел к нему навстречу, подозвал его, и лев, увидав короля, пошел за ним, как собака за своим хозяином. Во многих же подобных случаях дикие звери были, по указаниям древних авторов, искусственно обезоруживаемы (exarmatos), т. е. лишены зубов и когтей. Сенека пишет в письме к Люцилию: «Существуют укротители диких зверей, которые… не довольствуются одним уничтожением зверских инстинктов у зверей, но стараются приучить их жить под одним кровом с человеком. Укротитель льва кладет свою руку в его пасть; приставленный к тигру сторож целует последнего; эфиопский скоморох приучает слона становиться на колени, ходить по канату». Наконец, на некоторых древних камнях находятся изображения медведей и их укротителей, что также ясно свидетельствует о том, что У. животных было хорошо известно и древним народам. В настоящее время У. животных процветает почти во всех городах мира, и те поразительные результаты, которые достигаются некоторыми выдающимися укротителями, привлекают тысячи людей. Весь секрет У. животных и, преимущественно, диких зверей заключается в отсутствии боязни — в бесстрашии. В каждый момент, по словам одного укротителя Д., укротитель должен иметь такой подъем энергии, чтобы быть в состоянии дойти до зверя и хлыстом заставить его подчиниться себе, т. е. исполнить то, что от него требуется. Это присутствие энергии, и непременно активной, необходимо действительно иметь, а не показывать только ее. Зверя обмануть очень трудно; приемы острастки на него почти не действуют; он подчиняется только настоящей сильной воле, выраженной в ясных, решительных и ловких, в смысле техники, приемах. Не требуется, однако, какой-либо особенной формы для проявления такой энергии, т. е. это не значит, что укротитель должен обязательно обладать выразительными, огненными глазами, атлетической фигурой, широкими пластическими жестами и т. п. Энергия, сильная решительная воля или то, что в спорте называется «сердцем», может проявляться и в неблагоприятной наружной форме. С дикими зверями следует обращаться как с детьми, которых желаешь воспитать (см. напр. Upilio Faimali, «Memoiren eines Thierbändigers, gesammelt von P. Mantegazza», 1880). Они должны убедиться в том, что укротитель имеет самые благие намерения, что пища и молоко приносится им регулярно все тем же лицом. Но в то же время они должны твердо знать и помнить, что тот же человек их превосходит своими силами. Эти представления должны быть им внушены с самого начала, смотря по обстоятельствам — в зависимости от рода и характера зверей — то ласковым обращением, то помощью кнута, снабженного металлической кнопкой, возвышением голоса, повелительным, энергичным взглядом. Чары взора укротителя, о которых так много говорят, на самом деле имеют значение лишь настолько, насколько во взоре выражается большой запас хладнокровия, силы и мужества, возможность, так сказать, этого запаса скрытой энергии перейти моментально, при первом же протесте со стороны животного, в свободную энергию, в ряд быстрых и опасных для животного движений. О каких-либо особых воздействиях взора укротителя на зверя, приводящего его в особое состояние наподобие гипнотического, и речи быть не может. Большинство современных укротителей убедительно доказывают несправедливость такого предположения тем, что становятся спиною к зверям во время исполнения своих фокусов с последними. Понятно, с другой стороны, укротитель имеет в своем распоряжении во время дрессировки животных целый ряд орудий, которыми и пользуется в случае надобности. Сюда относятся, напр., кроме вышеупомянутого кнута, постоянно имеющегося в руках укротителя: железный прут, конец которого накаливается подчас, пара деревянных тяжелых палок, служащих для усиления повелительности тона при возвышении голоса и т. п. Кроме того, при дрессировке очень опасных зверей опытная прислуга, находящаяся вне клетки, все время зорко следит за всеми движениями укрощаемого животного, чтобы действовать, в случае необходимости, длинными палками или железными прутами, снабженными крепкими крючками или без таковых, но накаленными предварительно, и удержать таким образом зверя при его желании кинуться на укротителя. Интересно, с психологической точки зрения, то, что некоторые укротители прибегают к сомнительному приему, когда впервые входят в клетку какого-либо дикого зверя: они показываются ему в обнаженном виде. По рассказам некоторых укротителей, вид обнаженного человека производит на зверей сильное впечатление и вызывает даже страх. Гораздо рациональнее познакомиться с характером зверя заранее, до вхождения в клетку, через решетку и познакомить, с другой стороны, и самого зверя с собою, приучить его к своему голосу, движениям и т. д. и тогда только войти в клетку. При обладании «сердцем», в спортивном смысле слова, и умением распознавать психику животных, т. е. характер и данное настроение животного, искусство У. и дрессировка зверей низводится к сравнительно несложному занятию, ибо технические приемы, употребляемые при дрессировке, довольно просты и однообразны. При помощи этих двух качеств укротителю удается в скором времени приучить укрощаемого зверя видеть в себе высшее для него существо, снабжающее его, смотря по обстоятельствам, то вкусной пищею, то жестокими ударами. Укротитель должен быть в глазах животного источником всего хорошего и всего дурного — высшим созданием в составляющей для него весь мир клетке. С этой точки зрения, становится понятной и возможность соединения различных диких зверей, не терпящих обыкновенно друг друга; объясняется это именно его безграничным авторитетом: появляясь среди своих львов, тигров и пантер он отвлекает их друг от друга и принуждает, приневоливает их сосредотачивать все их внимание на нем — он царствует между ними. В хорошем укротителе должен соединяться и гармонически действовать целый ряд разнообразных качеств: страстная любовь к опасным предприятиям, бесстрашие, мужество, хладнокровие, но не бесчувственность, железная воля, ловкость, но, прежде всего, необычайная наблюдательность. Техническая сторона У., т. е. самые приемы, несложны и меняются, как было упомянуто выше, в зависимости от рода, возраста и характера зверя. Главный прием — это ласка с теми, которые поддаются ей, и строгость с другими. В том и другом случае требуется постепенность действия, спокойствие и много терпения. Есть звери, которые повинуются только ласковым приемам; есть звери, которых только хлыстом или палкой можно заставить слушаться, но есть и такие, которых нельзя ударить и разу. Некоторые из зверей совсем не поддаются дрессировке, как, напр., ягуар, принадлежащий к породе кошек и отличающийся кровожадностью и строптивостью. До сих пор все попытки дрессировки этого вида кошек не увенчались успехом, между тем как тигры, когуары — так наз. серебристые львы, пумы, пантеры или леопарды легче поддаются дрессировке. Но все они, в особенности леопарды, злы, фальшивы, мало привыкают к человеку и бросаются при дрессировке не спереди, а исподтишка сзади, ничем не выразив своего желания напасть, как это делают другие звери, напр. лев, медведь и др. За ягуаром, по малой пригодности к дрессировке, следует белый медведь. Он поддается дрессировке туго, к человеку не привыкает, ласка к нему неприменима, понятливостью обладает очень ограниченной. Если нет хлыста или железного прута и ничто не напоминает о недавнем наказании, он катится в ноги или поднимается на задние лапы, чтобы заключить укротителя в свои могучие обьятия. Все, чему можно научить его — это прыгание через барьеры и участие в фигурах, пирамидах, где он усаживается в определенное место и сидит векоторое время до перемены группы. Белого медведя можно выдрессировать только пойманного молодым или рожденного в неволе. Чтобы смирить их кровожадность, белых медведей не следует кормить мясом, а лишь хлебом и овощами (см. J. ν. Pleyel, «Moderne Tierdressur», «Zoolog. Garten», 41 Jahrg., стр. 174, 1900). За белым медведем можно поставить тигра, королевского и простого. Его укрощать легче белого медведя, он лучше привыкает к человеку, к ласке, в особенности, если он родился или вырос в неволе. По своим кровожадным инстинктам, ловкости, силе и хитрости — это был бы опаснейший зверь, но он труслив, в нем нет королевской отваги льва, а потому с ним легче справляться. Если дрессированных тигров и встречается меньше, чем львов, то это лишь потому, что тигры хуже переносят неволю, часто заболевают (воспалением легких) и крайне туго плодятся. Тигрицы, как и леопарды, часто не донашивают, а родившихся очень редко выкармливают. Леопарды, которые во многом похожи на тигров, в неволе очень часто даже съедают молодых. Это знают в зверинцах, следят за самками и принимают против этого необходимый меры: отнимают у самок только что родившихся и выкармливают их искусственно, т. е. рожком или при помощи собаки. Дрессировка пантер и леопардов трудна и опасна: они изумительно подвижны, очень хитры, а главное — фальшивы; на них нельзя полагаться, им нельзя доверять, как бы они не казались добры и апатичны. Дрессированных леопардов в зверинцах имеется всегда по нескольку; один был бы не эффектным номером. Это-то и представляет опасность во время занятия и требует сноровки следить за всеми. Вообще же леопарды и пантеры мало способны к выполнению чего-либо, кроме прыжков. За леопардами идут гиены. Пятнистые более злы и менее понятливы, чем полосатые. Последние легко приучаются к человеку, ласке не поддаются и повинуются только хлысту. Гиены крайне опасны своими укусами. Волка, тигра и даже льва можно заставить выпустить свою жертву, когда же хватит гиена, от неё отбиться нет возможности. Высшее искусство и укротительскую энергию можно показать только со львами. Лев больше других зверей подчиняется психической силе человека — несмотря на свою силу и смелость, подчиняется даже энергичному жесту. Вообще сильной воле лев подчиняется совершенно, иногда ходит как очарованный, не опуская своего взгляда от укротителя; когда же ее нет, ничто не может испугать его. По смелости, как и по благородству, лев превосходит всех зверей. Он лучше других зверей размножается в неволе, привыкает к человеку, любит ласку, обладает большой понятливостью, легко запоминает порядок упражнений, часто привязывается к укротителю, как собака, а иногда и выручает его при нападении на него своих собратьев. По понятливости, после льва можно поставить волка и за ним медведя, сначала нашего, потом гималайского, черного с белой грудью. Серый американский медведь «гризли», как и ягуар, не поддается дрессировке совершенно. Волк смышлен и способен к прыжкам, к укротителю привыкает легко и вследствие трусости редко бросается на укротителя. Тем не менее, соединение 5 или более волков прсдставляет большую опасность: они охотно поддерживают товарища, дружно набрасываются за первым на укротителя. Особенную опасность как волки, так и медведи представляют в период течки. Медведя можно считать одним из самых способных к дрессировке зверей. К сожалению, к старости инстинкты дикого зверя почти всегда пробуждаются в медведе: он становится зол, раздражителен и непослушен. Интересно, что львы, наоборот, успокаиваются, делаются с годами спокойнее, смирнее и апатичнее.

Самую дрессировку можно разделить на два типа: на ручную и дикую. Первый вид дрессировки применим к таким зверям, которые подпускают человека к себе, терпят его близость, дают себя трогать, ласкать, кормить, носить или сами носят укротителя. Если это один из больших зверей, то его можно приучить к большой покорности, и даже вкладывание головы в пасть такого экземпляра не будет представлять большой опасности. При ручной дрессировке имеются особенные номера, которым нельзя научить зверей, не склонных к этому виду дрессировки. Какой из двух видов применим в данном случае, не зависит от укротителя, а всецело определяется самим зверем, т. е. свойствами его характера. Часто из трех или четырех молодых, рожденных от тех же родителей, один или два выходят спокойные, флегматичные, ленивые; их ничто не пугает, к присутствию человека они относятся спокойно. Другие — наоборот. Они не подпускают к себе укротителя, не принимают ласки и не поддаются, стало быть, ручной дрессировке. Таких животных можно обучить только с помощью дикой дрессировки, т. е. строгостью и то лишь простым номерам, как-то: прыганию через барьеры, через обручи, без пакли и с горящей паклей, и эффектному номеру, называемому «Wilde Jagd». Последний состоит в том, что зверя гонят из одного конца клетки в другой; делается это на большом ходу, и львы, которых все сказанное, главным образом, и касается, исполняют это весьма красиво, с рычанием, при поворотах они поднимаются передними лапами на короткие стенки клетки, быстро проносятся у решетки мимо укротителя и, наконец, задерживаются командой «halt!» в противоположном двери углу, чтобы дать возможность укротителю выйти из клетки. Львы, по своему характеру склонные к дикой дрессировке, в работе очень эффектны: они рычат, бросаются на укротителя, при выходе его из клетки они идут за ним, пытаясь его повалить лапой, или же стремительно бросаются за ним, когда укротитель уходит в дверь. Спокойные и флегматичные львы не так эффектны, но, как было уже сказано, они способны к более сложным номерам, составляющим ручную дрессировку. Опасность, грозящая человеку как от тех, так и от других львов одинакова. Если первые опасны своей нервностью, порывистостью, зато со вторыми приходится проделывать более опасные опыты, как, например, кормление мясом из рук, изо рта и вкладывание головы в пасть. Лучше всего начинать У. в большой клетке, где зверь не поставлен лицом к лицу с укротителем. В маленькой клетке близость укротителя так волнует зверя, что он, желая предупредить кажущуюся ему опасность, спешит напасть сам. Большая клетка в этом отношении дает такие выгоды, что само У. в ней, как искусство, истинными знатоками ценится гораздо ниже У. в маленькой клетке, в особенности со зверями дикой дрессировки. Главный прием, повторяем, как при дрессировке, так и при У. — это ласка. Она не применима совершенно с белыми медведями, с гиенами, отчасти с леопардами и с нервными экземплярами других животных, напр., львов, тигров, волков. К угрозе и наказанию следует прибегать с экземплярами, дрессируемыми ручной дрессировкой, только в крайних случаях, но зато уже решительно и строго. Как только зверь выполнил приказание, его следует обласкать. Сама ласка должна быть сообразована с породою и характером зверя. Все кошачьи породы, тигры, леопарды, пумы, львы, и др. любят поглаживание по шерсти вдоль спины, это успокаивает их. Ласка в форме похлопывания пугает их и видимо неприятна им. Волки и медведи (бурые и черные), наоборот, лучше переносят похлопывание. Ласковый успокаивающий разговор хорошо действует на всех зверей. Кошачьи породы любят и почесывание, а для волков это — самая приятная из ласк. Необходимо также награждать зверя за послушание чем-нибудь особенно любимым, напр., медведей сахаром, волков, гиен, леопардов, тигров и львов — мясом. Дрессированных дикой дрессировкой кормить во время упражнений не рекомендуется. У. требует времени, и продолжительность его зависит как от характера и породы зверя, так и от искусства укротителя. Для У. и дрессировки существуют особенные клетки. Величина их сообразуется с числом зверей, которые участвуют в номере. Эта клетка занимает среди обыкновенных клеток центральное положение, и в нее через двери перегоняют зверей из других клеток или по особенным коридорам. Эта центральная клетка, отличающаяся от остальных величиной, имеет приспособление для входа в нее укротителя. Это приспособление называется коридором и состоит из маленькой клетки, приставленной к дверям большой. В нее-то сначала и попадает укротитель, а затем уже в самую клетку. Дверь, ведущая в коридор, отворяется наружу, а дверь клетки вовнутрь. При этом дверь помещается у самой стены, а петлями она прикреплена к решетке, так что зверь не имеет возможности зайти с противоположной стороны, т. е. с той, где находится затвор. Таким образом, для выхода из клетки укротителю необходимо потянуть дверь к себе и затем быстро выскочить в пристройку — коридор. В такую клетку выпускается зверь, предназначенный для У., т. е. пойманный взрослым или выросший в неволе, но еще не укрощенный. Два надежных человека с палкой и железными шестами находятся наготове у решетки. Когда все это готово, укротитель прутом отгоняет зверя через решетку в дальний угол от двери. Затем входит в коридор, отворяет дверь в клетку, толкая ее от себя, стараясь не шуметь, чтобы не волновать зверя. Войдя вовнутрь, укротитель останавливается у двери, окликает ласково зверя и следит за ним зорко, чтобы предупредить зверя в случае внезапного нападения. Если зверь уже знает укротителя, т. е. укротитель раньше через решетку познакомил его с собою, то этот первый вход не представляет особенной опасности. Еще до входа в клетку всякий укротитель легко определяет, какому виду дрессировки поддается данный экземпляр. При первом входе нужно ограничиваться немногим, вполне достаточно первые три, четыре дня только входить в клетку, постоять несколько минут и осторожно выйти. Так делают сначала раз, два, а потом и 5 раз подряд с перерывами в 5 — 10 минут. До сих пор все обыкновенно идет просто и особенной опасности не представляет. На третий или на четвертый день укротитель, войдя в клетку (с хлыстом и железным прутом; многие имеют хлыст с ручкой, налитой свинцом), двигается от двери к большой задней стене, идет около неё ко льву, голосом и кнутом понуждая его перейти с этой стороны к противоположной, т. е. к двери. Здесь уже требуются спокойствие и выдержка. Неосторожные, не в меру быстрые движения и понукания могут испугать зверя, и он, чтоб предупредить опасность, может броситься. Тогда все зависит от выдержки и искусства укротителя. Львов и тигров, которые не берут сразу зубами, а бьют лапой, чтобы сначала опрокинуть, хороший, спокойный укротитель может задержать ударами хлыста в морду. Удара по глазам зверь боится. Если укротитель не понадеялся на себя и взял прут с накаленным концом, он действует им. Прислуга пытается остановить прутами, действуя через решетку, со стороны от укротителя. Если зверя задержать не удалось или он напал с прыжка и опрокинул укротителя, нужно дать укротителю встать, стоя он снова хозяин положения. Для этого льют помпой воду, действуют прутами, а в крайнем случае, когда укротитель сильно поранен или ошеломлен, прислуге приходится вскакивать в клетку. Как только удастся отогнать зверя от укротителя, сейчас же быстро задвигают заготовленную перегородку, чтобы разобщить зверя от укротителя. Если укротитель не сильно ранен и не потерял энергии, следует сейчас же сделать вторую попытку, приняв большие предосторожности. С белыми медведями, с волками и гиенами (все они могут бросаться в ноги) на первых уроках укротители берут деревянную решетку в левую руку, в правую — прут и, держа решетку перед собой для защиты ног, проделывают то же, т. е. перегоняют зверей с одной стороны на другую. С белыми медведями, как и было сказано, дрессировка возможна только в том случае, если они еще малы, т. е. не достигли полного возраста, и лучше, если они родились в неволе. Когда зверь исполнит требование укротителя, т. е. перейдет сначала раз, а потом и несколько с одной стороны клетки в другую, укротитель ласковыми словами и прозвищами поощряет его и, задержав его словом «halt» y дальней от двери стены, пятясь задом и зорко следя, двигается к двери. Тут он на момент останавливается, не спуская взгляда со зверя. При этом он должен иметь такой запас энергии, чтобы в случае, если зверь сделает попытку тронуться для нападения, он мог бы от двери двинуться на зверя. Такая энергия покоряет зверя. Он особенно восприимчив к ней. Проявляясь в глазах укротителя, в позе и в движении, она якобы очаровывает зверя. Зверь не спускает взгляда с укротителя, но тронуться не может. Иногда он сидит точно прикованный и бросается, когда укротитель уже за дверью. Когда таким образом зверь несколько привыкнет к присутствию укротителя в клетке, можно при перегонке его преградить ему путь сначала невысоким барьером, а затем повышать его до требуемой высоты. Если зверь будет покойно исполнять это, и вместе с тем покажет свойства, дающие возможность применить ручную дрессировку, следует при перегонке его через барьер во время прыжка дотрагиваться осторожно рукой до спины, потом проводить по ней как бы оглаживая. Затем, остановив его после прыжков, пробовать подойти к нему и, если он относится к этому спокойно и не делает попытки броситься, нужно звать его к себе, называя по имени и стараясь говорить мягко и ласково. Когда он подойдет или подпустит к себе, нужно его поласкать, но не оставаться около него долго. Повторяя это несколько дней сряду, можно легко дойти до того, что зверь совершенно привыкнет, будет идти на зов, спокойно прыгать и менять место. Все это касается ручной дрессировки, дикая — менее сложна, но зато не менее опасна. Когда укротитель дойдет до дня, когда ему нужно перегнать зверя из одного угла в другой, он, как уже было сказано, пойдет к нему по задней стене и, укрощая хлыстом и голосом, заставит перейти его в другой конец, т. е. к двери. Это положение считается опасным, так как зверь, заслонив выход, лишает возможности укротителя выйти. Чтобы зверь не задержался в этом углу, укротитель не дает ему останавливаться, а пробует повернуть его на ходу, при входе к углу, где находится дверь. Это представляет трудность. Часто зверь, бросившись с одной стороны, заседает у двери, и выпроводить его отсюда бывает не легко. Это положение еще невыгодно и тем, что прислуга не может помочь укротителю и понудить зверя прутами. Укротитель находится взаперти, и каждое понукание зверя может заставить его броситься на укротителя. Таким образом, укротитель в этом положении должен рассчитывать только на себя. Решительное наступление обыкновенно действует на зверя, и он с рычанием повинуется.

Еще несколько слов о дрессировке и заклинании змей. «Змеи, содержимые в неволе, — пишет Брэм, — постепенно вступают в дружеские отношения с ухаживающим за ними человеком, берут предлагаемую им пищу у него из рук или из щипцов, позволяют трогать себя, брать, носить в руках и даже могут быть до некоторой степени дрессированы; но истинной привязанности к хозяину совершенно не замечается, а скорее даже наблюдается обратное у сильных видов или способных к обороне благодаря их ядовитым зубам». О дрессировке в собственном смысле слова здесь речи быть не может. Ловкий индус или брамин может проделывать фокусы с каждой змеей, только что пойманной или долго содержавшейся взаперти. Все искусство заклинателей основано на точном знании характера и нравов змей и на проворстве и внимательности самого фигляра. Заклинатель змей старается обыкновенно привести змею сначала в спокойное, сонное состояние. Для этого он начинает играть на особого рода кларнете или дудке протяжную, жалобную и однообразную мелодию, все время не сводя глаз с змеи и смотря на нее пристальным взглядом. Когда змея вполне успокоилась или впала даже в состояние сонливости и её глаза смотрят уже неподвижно, как бы очарованные, на заклинателя, тогда фигляр пользуется этим мгновением слабости змеи, осторожно приближается к ней, не переставая играть, и проделывает с ней свои фокусы. Следует еще прибавить, что пристальность взгляда не играет особенной роли и применяется далеко не всеми заклинателями.

Индусы, брамины и египтяне ведут игру с самыми ядовитыми змеями; в руках заклинателей можно видеть: очковую змею (кобру), аспида и королевскую наю. У тех змей, которых постоянно употребляют для представлений, почти всегда чрезвычайно тщательно вырывают ядовитые зубы. Тем не менее, следует признать, что опытные заклинатели превосходно справляются и с такими ядовитыми змеями, которые вполне обладают своим смертоносным оружием. (Брэм, «Жизнь животных»). Дрессировка лошади — см. Дрессировка и выездка лошадей. Дрессировка собак — см. Дрессировка охотничьих собак.

Источник: Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона на Gufo.me



УКРОЩЕНИЕ ЖИВОТНЫХ — Энциклопедия Брокгауза и Ефрона — Энциклопедические словари

Самую дрессировку можно разделить на два типа: на ручную и дикую. Первый вид дрессировки применим к таким зверям, которые подпускают человека к себе, терпят его близость, дают себя трогать, ласкать, кормить, носить или сами носят укротителя. Если это один из больших зверей, то его можно приучить к большой покорности, и даже вкладывание головы в пасть такого экземпляра не будет представлять большой опасности. При ручной дрессировке имеются особенные номера, которым нельзя научить зверей, не склонных к этому виду дрессировки. Какой из двух видов применим в данном случае, не зависит от укротителя, а всецело определяется самим зверем, т. е. свойствами его характера. Часто из трех или четырех молодых, рожденных от тех же родителей, один или два выходят спокойные, флегматичные, ленивые; их ничто не пугает, к присутствию человека они относятся спокойно. Другие ? наоборот. Они не подпускают к себе укротителя, не принимают ласки и не поддаются, стало быть, ручной дрессировке. Таких животных можно обучить только с помощью дикой дрессировки, т. е. строгостью и то лишь простым номерам, как-то: прыганию через барьеры, через обручи, без пакли и с горящей паклей, и эффектному номеру, называемому «Wilde Jagd». Последний состоит в том, что зверя гонят из одного конца клетки в другой; делается это на большом ходу, и львы, которых все сказанное, главным образом, и касается, исполняют это весьма красиво, с рычанием, при поворотах они поднимаются передними лапами на короткие стенки клетки, быстро проносятся у решетки мимо укротителя и, наконец, задерживаются командой «halt!» в противоположном двери углу, чтобы дать возможность укротителю выйти из клетки. Львы, по своему характеру склонные к дикой дрессировке, в работе очень эффектны: они рычат, бросаются на укротителя, при выходе его из клетки они идут за ним, пытаясь его повалить лапой, или же стремительно бросаются за ним, когда укротитель уходит в дверь. Спокойные и флегматичные львы не так эффектны, но, как было уже сказано, они способны к более сложным номерам, составляющим ручную дрессировку. Опасность, грозящая человеку как от тех, так и от других львов одинакова. Если первые опасны своей нервностью, порывистостью, зато со вторыми приходится проделывать более опасные опыты, как, например, кормление мясом из рук, изо рта и вкладывание головы в пасть. Лучше всего начинать У. в большой клетке, где зверь не поставлен лицом к лицу с укротителем. В маленькой клетке близость укротителя так волнует зверя, что он, желая предупредить кажущуюся ему опасность, спешит напасть сам. Большая клетка в этом отношении дает такие выгоды, что само У. в ней, как искусство, истинными знатоками ценится гораздо ниже У. в маленькой клетке, в особенности со зверями дикой дрессировки. Главный прием, повторяем, как при дрессировке, так и при У. ? это ласка. Она не применима совершенно с белыми медведями, с гиенами, отчасти с леопардами и с нервными экземплярами других животных, напр., львов, тигров, волков. К угрозе и наказанию следует прибегать с экземплярами, дрессируемыми ручной дрессировкой, только в крайних случаях, но зато уже решительно и строго. Как только зверь выполнил приказание, его следует обласкать. Сама ласка должна быть сообразована с породою и характером зверя. Все кошачьи породы, тигры, леопарды, пумы, львы, и др. любят поглаживание по шерсти вдоль спины, это успокаивает их. Ласка в форме похлопывания пугает их и видимо неприятна им. Волки и медведи (бурые и черные), наоборот, лучше переносят похлопывание. Ласковый успокаивающий разговор хорошо действует на всех зверей. Кошачьи породы любят и почесывание, а для волков это ? самая приятная из ласк. Необходимо также награждать зверя за послушание чем-нибудь особенно любимым, напр., медведей сахаром, волков, гиен, леопардов, тигров и львов ? мясом. Дрессированных дикой дрессировкой кормить во время упражнений не рекомендуется. У. требует времени, и продолжительность его зависит как от характера и породы зверя, так и от искусства укротителя. Для У. и дрессировки существуют особенные клетки. Величина их сообразуется с числом зверей, которые участвуют в номере. Эта клетка занимает среди обыкновенных клеток центральное положение, и в нее через двери перегоняют зверей из других клеток или по особенным коридорам. Эта центральная клетка, отличающаяся от остальных величиной, имеет приспособление для входа в нее укротителя. Это приспособление называется коридором и состоит из маленькой клетки, приставленной к дверям большой. В нее-то сначала и попадает укротитель, а затем уже в самую клетку. Дверь, ведущая в коридор, отворяется наружу, а дверь клетки вовнутрь. При этом дверь помещается у самой стены, а петлями она прикреплена к решетке, так что зверь не имеет возможности зайти с противоположной стороны, т. е. с той, где находится затвор. Таким образом, для выхода из клетки укротителю необходимо потянуть дверь к себе и затем быстро выскочить в пристройку ? коридор. В такую клетку выпускается зверь, предназначенный для У., т. е. пойманный взрослым или выросший в неволе, но еще не укрощенный. Два надежных человека с палкой и железными шестами находятся наготове у решетки. Когда все это готово, укротитель прутом отгоняет зверя через решетку в дальний угол от двери. Затем входит в коридор, отворяет дверь в клетку, толкая ее от себя, стараясь не шуметь, чтобы не волновать зверя. Войдя вовнутрь, укротитель останавливается у двери, окликает ласково зверя и следит за ним зорко, чтобы предупредить зверя в случае внезапного нападения. Если зверь уже знает укротителя, т. е. укротитель раньше через решетку познакомил его с собою, то этот первый вход не представляет особенной опасности. Еще до входа в клетку всякий укротитель легко определяет, какому виду дрессировки поддается данный экземпляр. При первом входе нужно ограничиваться немногим, вполне достаточно первые три, четыре дня только входить в клетку, постоять несколько минут и осторожно выйти. Так делают сначала раз, два, а потом и 5 раз подряд с перерывами в 5 ? 10 минут. До сих пор все обыкновенно идет просто и особенной опасности не представляет. На третий или на четвертый день укротитель, войдя в клетку (с хлыстом и железным прутом; многие имеют хлыст с ручкой, налитой свинцом), двигается от двери к большой задней стене, идет около неё ко льву, голосом и кнутом понуждая его перейти с этой стороны к противоположной, т. е. к двери. Здесь уже требуются спокойствие и выдержка. Неосторожные, не в меру быстрые движения и понукания могут испугать зверя, и он, чтоб предупредить опасность, может броситься. Тогда все зависит от выдержки и искусства укротителя. Львов и тигров, которые не берут сразу зубами, а бьют лапой, чтобы сначала опрокинуть, хороший, спокойный укротитель может задержать ударами хлыста в морду. Удара по глазам зверь боится. Если укротитель не понадеялся на себя и взял прут с накаленным концом, он действует им. Прислуга пытается остановить прутами, действуя через решетку, со стороны от укротителя. Если зверя задержать не удалось или он напал с прыжка и опрокинул укротителя, нужно дать укротителю встать, стоя он снова хозяин положения. Для этого льют помпой воду, действуют прутами, а в крайнем случае, когда укротитель сильно поранен или ошеломлен, прислуге приходится вскакивать в клетку. Как только удастся отогнать зверя от укротителя, сейчас же быстро задвигают заготовленную перегородку, чтобы разобщить зверя от укротителя. Если укротитель не сильно ранен и не потерял энергии, следует сейчас же сделать вторую попытку, приняв большие предосторожности. С белыми медведями, с волками и гиенами (все они могут бросаться в ноги) на первых уроках укротители берут деревянную решетку в левую руку, в правую ? прут и, держа решетку перед собой для защиты ног, проделывают то же, т. е. перегоняют зверей с одной стороны на другую. С белыми медведями, как и было сказано, дрессировка возможна только в том случае, если они еще малы, т. е. не достигли полного возраста, и лучше, если они родились в неволе. Когда зверь исполнит требование укротителя, т. е. перейдет сначала раз, а потом и несколько с одной стороны клетки в другую, укротитель ласковыми словами и прозвищами поощряет его и, задержав его словом «halt» y дальней от двери стены, пятясь задом и зорко следя, двигается к двери. Тут он на момент останавливается, не спуская взгляда со зверя. При этом он должен иметь такой запас энергии, чтобы в случае, если зверь сделает попытку тронуться для нападения, он мог бы от двери двинуться на зверя. Такая энергия покоряет зверя. Он особенно восприимчив к ней. Проявляясь в глазах укротителя, в позе и в движении, она якобы очаровывает зверя. Зверь не спускает взгляда с укротителя, но тронуться не может. Иногда он сидит точно прикованный и бросается, когда укротитель уже за дверью. Когда таким образом зверь несколько привыкнет к присутствию укротителя в клетке, можно при перегонке его преградить ему путь сначала невысоким барьером, а затем повышать его до требуемой высоты. Если зверь будет покойно исполнять это, и вместе с тем покажет свойства, дающие возможность применить ручную дрессировку, следует при перегонке его через барьер во время прыжка дотрагиваться осторожно рукой до спины, потом проводить по ней как бы оглаживая. Затем, остановив его после прыжков, пробовать подойти к нему и, если он относится к этому спокойно и не делает попытки броситься, нужно звать его к себе, называя по имени и стараясь говорить мягко и ласково. Когда он подойдет или подпустит к себе, нужно его поласкать, но не оставаться около него долго. Повторяя это несколько дней сряду, можно легко дойти до того, что зверь совершенно привыкнет, будет идти на зов, спокойно прыгать и менять место. Все это касается ручной дрессировки, дикая ? менее сложна, но зато не менее опасна. Когда укротитель дойдет до дня, когда ему нужно перегнать зверя из одного угла в другой, он, как уже было сказано, пойдет к нему по задней стене и, укрощая хлыстом и голосом, заставит перейти его в другой конец, т. е. к двери. Это положение считается опасным, так как зверь, заслонив выход, лишает возможности укротителя выйти. Чтобы зверь не задержался в этом углу, укротитель не дает ему останавливаться, а пробует повернуть его на ходу, при входе к углу, где находится дверь. Это представляет трудность. Часто зверь, бросившись с одной стороны, заседает у двери, и выпроводить его отсюда бывает не легко. Это положение еще невыгодно и тем, что прислуга не может помочь укротителю и понудить зверя прутами. Укротитель находится взаперти, и каждое понукание зверя может заставить его броситься на укротителя. Таким образом, укротитель в этом положении должен рассчитывать только на себя. Решительное наступление обыкновенно действует на зверя, и он с рычанием повинуется.

Еще несколько слов о дрессировке и заклинании змей. «Змеи, содержимые в неволе, ? пишет Брэм, ? постепенно вступают в дружеские отношения с ухаживающим за ними человеком, берут предлагаемую им пищу у него из рук или из щипцов, позволяют трогать себя, брать, носить в руках и даже могут быть до некоторой степени дрессированы; но истинной привязанности к хозяину совершенно не замечается, а скорее даже наблюдается обратное у сильных видов или способных к обороне благодаря их ядовитым зубам». О дрессировке в собственном смысле слова здесь речи быть не может. Ловкий индус или брамин может проделывать фокусы с каждой змеей, только что пойманной или долго содержавшейся взаперти. Все искусство заклинателей основано на точном знании характера и нравов змей и на проворстве и внимательности самого фигляра. Заклинатель змей старается обыкновенно привести змею сначала в спокойное, сонное состояние. Для этого он начинает играть на особого рода кларнете или дудке протяжную, жалобную и однообразную мелодию, все время не сводя глаз с змеи и смотря на нее пристальным взглядом. Когда змея вполне успокоилась или впала даже в состояние сонливости и её глаза смотрят уже неподвижно, как бы очарованные, на заклинателя, тогда фигляр пользуется этим мгновением слабости змеи, осторожно приближается к ней, не переставая играть, и проделывает с ней свои фокусы. Следует еще прибавить, что пристальность взгляда не играет особенной роли и применяется далеко не всеми заклинателями.

Индусы, брамины и египтяне ведут игру с самыми ядовитыми змеями; в руках заклинателей можно видеть: очковую змею (кобру), аспида и королевскую наю. У тех змей, которых постоянно употребляют для представлений, почти всегда чрезвычайно тщательно вырывают ядовитые зубы. Тем не менее, следует признать, что опытные заклинатели превосходно справляются и с такими ядовитыми змеями, которые вполне обладают своим смертоносным оружием. (Брэм, «Жизнь животных»). Дрессировка лошади ? см. Дрессировка и выездка лошадей. Дрессировка собак ? см. Дрессировка охотничьих собак.

Укрощение животных что это? Значение слова Укрощение животных

Значение слова Укрощение животных по словарю Брокгауза и Ефрона:

Укрощение животных — У. животных и преимущественно диких зверей, как стремление человека подчинить их своей воле, составляло любимое занятие многих еще в глубокой древности. Присутствие зверинца и людей, занимавшихся У. этих зверей, не представляло редкости при дворах королей и властителей древних ассирийцев, вавилонян, греков и римлян. Когда однажды один из львов Сарданапала вырвался из зверинца и бегал по всему городу, приводя всех в ужас, — Сарданапал вышел к нему навстречу, подозвал его, и лев, увидав короля, пошел за ним, как собака за своим хозяином. Во многих же подобных случаях дикие звери были, по указаниям древних авторов, искусственно обезоруживаемы (exarmatos), т. е. лишены зубов и когтей. Сенека пишет в письме к Люцилию: «Существуют укротители диких зверей, которые… не довольствуются одним уничтожением зверских инстинктов у зверей, но стараются приучить их жить под одним кровом с человеком. Укротитель льва кладет свою руку в его пасть. приставленный к тигру сторож целует последнего. эфиопский скоморох приучает слона становиться на колени, ходить по канату». Наконец, на некоторых древних камнях находятся изображения медведей и их укротителей, что также ясно свидетельствует о том, что У. животных было хорошо известно и древним народам. В настоящее время У. животных процветает почти во всех городах мира, и те поразительные результаты, которые достигаются некоторыми выдающимися укротителями, привлекают тысячи людей. Весь секрет У. животных и, преимущественно, диких зверей заключается в отсутствии боязни — в бесстрашии. В каждый момент, по словам одного укротителя Д., укротитель должен иметь такой подъем энергии, чтобы быть в состоянии дойти до зверя и хлыстом заставить его подчиниться себе, т. е. исполнить то, что от него требуется. Это присутствие энергии, и непременно активной, необходимо действительно иметь, а не показывать только ее. Зверя обмануть очень трудно. приемы острастки на него почти не действуют. он подчиняется только настоящей сильной воле, выраженной в ясных, решительных и ловких, в смысле техники, приемах. Не требуется, однако, какой-либо особенной формы для проявления такой энергии, т. е. это не значит, что укротитель должен обязательно обладать выразительными, огненными глазами, атлетической фигурой, широкими пластическими жестами и т. п. Энергия, сильная решительная воля или то, что в спорте называется «сердцем», может проявляться и в неблагоприятной наружной форме. С дикими зверями следует обращаться как с детьми, которых желаешь воспитать (см. напр. Upilio Faimali, «Memoiren eines Thierb &auml. ndigers, gesammelt von P. Mantegazza», 1880). Они должны убедиться в том, что укротитель имеет самые благие намерения, что пища и молоко приносится им регулярно все тем же лицом. Но в то же время они должны твердо знать и помнить, что тот же человек их превосходит своими силами. Эти представления должны быть им внушены с самого начала, смотря по обстоятельствам — в зависимости от рода и характера зверей — то ласковым обращением, то помощью кнута, снабженного металлической кнопкой, возвышением голоса, повелительным, энергичным взглядом. Чары взора укротителя, о которых так много говорят, на самом деле имеют значение лишь настолько, насколько во взоре выражается большой запас хладнокровия, силы и мужества, возможность, так сказать, этого запаса скрытой энергии перейти моментально, при первом же протесте со стороны животного, в свободную энергию, в ряд быстрых и опасных для животного движений. О каких-либо особых воздействиях взора укротителя на зверя, приводящего его в особое состояние наподобие гипнотического, и речи быть не может. Большинство современных укротителей убедительно доказывают несправедливость такого предположения тем, что становятся спиною к зверям во время исполнения своих фокусов с последними. Понятно, с другой стороны, укротитель имеет в своем распоряжении во время дрессировки животных целый ряд орудий, которыми и пользуется в случае надобности. Сюда относятся, напр., кроме вышеупомянутого кнута, постоянно имеющегося в руках укротителя: железный прут, конец которого накаливается подчас, пара деревянных тяжелых палок, служащих для усиления повелительности тона при возвышении голоса и т. п. Кроме того, при дрессировке очень опасных зверей опытная прислуга, находящаяся вне клетки, все время зорко следит за всеми движениями укрощаемого животного, чтобы действовать, в случае необходимости, длинными палками или железными прутами, снабженными крепкими крючками или без таковых, но накаленными предварительно, и удержать таким образом зверя при его желании кинуться на укротителя. Интересно, с психологической точки зрения, то, что некоторые укротители прибегают к сомнительному приему, когда впервые входят в клетку какого-либо дикого зверя: они показываются ему в обнаженном виде. По рассказам некоторых укротителей, вид обнаженного человека производит на зверей сильное впечатление и вызывает даже страх. Гораздо рациональнее познакомиться с характером зверя заранее, до вхождения в клетку, через решетку и познакомить, с другой стороны, и самого зверя с собою, пpиучить его к своему голосу, движениям и т. д. и тогда только войти в клетку. При обладании «сердцем», в спортивном смысле слова, и умением распознавать психику животных, т. е. характер и данное настроение животного, искусство У. и дрессировка зверей низводится к сравнительно несложному занятию, ибо технические приемы, употребляемые при дрессировке, довольно просты и однообразны. При помощи этих двух качеств укротителю удается в скором времени пpиyчить укрощаемого зверя видеть в себе высшее для него существо, снабжающее его, смотря по обстоятельствам, то вкусной пищею, то жестокими ударами. Укротитель должен быть в глазах животного источником всего хорошего и всего дурного — высшим созданием в составляющей для него весь мир клетке. С этой точки зрения, становится понятной и возможность соединения различных диких зверей, не терпящих обыкновенно друг друга. объясняется это именно его безграничным авторитетом: появляясь среди своих львов, тигров и пантер он отвлекает их друг от друга и принуждает, приневоливает их сосредотачивать все их внимание на нем — он царствует между ними. В хорошем укротителе должен соединяться и гармонически действовать целый ряд разнообразных качеств: страстная любовь к опасным предприятиям, бесстрашие, мужество, хладнокровие, но не бесчувственность, железная воля, ловкость, но, прежде всего, необычайная наблюдательность. Техническая сторона У., т. е. самые приемы, несложны и меняются, как было упомянуто выше, в зависимости от рода, возраста и характера зверя. Главный прием — это ласка с теми, которые поддаются ей, и строгость с другими. В том и другом случае требуется постепенность действия, спокойствие и много терпения. Есть звери, которые повинуются только ласковым приемам. есть звери, которых только хлыстом или палкой можно заставить слушаться, но есть и такие, которых нельзя ударить и разу. Некоторые из зверей совсем не поддаются дрессировке, как, напр., ягуар, принадлежащий к породе кошек и отличающийся кровожадностью и строптивостью. До сих пор все попытки дрессировки этого вида кошек не увенчались успехом, между тем как тигры, когуары — так наз. серебристые львы, пумы, пантеры или леопарды легче поддаются дрессировке. Но все они, в особенности леопарды, злы, фальшивы, мало привыкают к человеку и бросаются при дрессировке не спереди, а исподтишка сзади, ничем не выразив своего желания напасть, как это делают другие звери, напр. лев, медведь и др. За ягуаром, по малой пригодности к дрессировке, следует белый медведь. Он поддается дрессировке туго, к человеку не привыкает, ласка к нему неприменима, понятливостью обладает очень ограниченной. Если нет хлыста или железного прута и ничто не напоминает о недавнем наказании, он катится в ноги или поднимается на задние лапы, чтобы заключить укротителя в свои могучие обьятия. Все, чему можно научить его — это прыгание через барьеры и участие в фигурах, пирамидах, где он усаживается в определенное место и сидит векоторое время до перемены группы. Белого медведя можно выдрессировать только пойманного молодым или рожденного в неволе. Чтобы смирить их кровожадность, белых медведей не следует кормить мясом, а лишь хлебом и овощами (см. J. ν. Pleyel, «Moderne Tierdressur», «Zoolog. Garten», 41 Jahrg., стр. 174, 1900). За белым медведем можно поставить тигра, королевского и простого. Его укрощать легче белого медведя, он лучше привыкает к человеку, к ласке, в особенности, если он родился или вырос в неволе. По своим кровожадным инстинктам, ловкости, силе и хитрости — это был бы опаснейший зверь, но он труслив, в нем нет королевской отваги льва, а потому с ним легче справляться. Если дрессированных тигров и встречается меньше, чем львов, то это лишь потому, что тигры хуже переносят неволю, часто заболевают (воспалением легких) и крайне туго плодятся. Тигрицы, как и леопарды, часто не донашивают, а родившихся очень редко выкармливают. Леопарды, которые во многом похожи на тигров, в неволе очень часто даже съедают молодых. Это знают в зверинцах, следят за самками и принимают против этого необходимый меры: отнимают у самок только что родившихся и выкармливают их искусственно, т. е. рожком или при помощи собаки. Дрессировка пантер и леопардов трудна и опасна: они изумительно подвижны, очень хитры, а главное — фальшивы. на них нельзя полагаться, им нельзя доверять, как бы они не казались добры и апатичны. Дрессированных леопардов в зверинцах имеется всегда по нескольку. один был бы не эффектным номером. Это-то и представляет опасность во время занятия и требует сноровки следить за всеми. Вообще же леопарды и пантеры мало способны к выполнению чего-либо, кроме прыжков. За леопардами идут гиены. Пятнистые более злы и менее понятливы, чем полосатые. Последние легко приучаются к человеку, ласке не поддаются и повинуются только хлысту. Гиены крайне опасны своими укусами. Волка, тигра и даже льва можно заставить выпустить свою жертву, когда же хватит гиена, от неё отбиться нет возможности. Высшее искусство и укротительскую энергию можно показать только со львами. Лев больше других зверей подчиняется психической силе человека — несмотря на свою силу и смелость, подчиняется даже энергичному жесту. Вообще сильной воле лев подчиняется совершенно, иногда ходит как очарованный, не опуская своего взгляда от укротителя. когда же ее нет, ничто не может испугать его. По смелости, как и по благородству, лев превосходит всех зверей. Он лучше других зверей размножается в неволе, привыкает к человеку, любит ласку, обладает большой понятливостью, легко запоминает порядок упражнений, часто привязывается к укротителю, как собака, а иногда и выручает его при нападении на него своих собратьев. По понятливости, после льва можно поставить волка и за ним медведя, сначала нашего, потом гималайского, черного с белой грудью. Серый американский медведь «гризли», как и ягуар, не поддается дрессировке совершенно. Волк смышлен и способен к прыжкам, к укротителю привыкает легко и вследствие трусости редко бросается на укротителя. Тем не менее, соединение 5 или более волков прсдставляет большую опасность: они охотно поддерживают товарища, дружно набрасываются за первым на укротителя. Особенную опасность как волки, так и медведи представляют в период течки. Медведя можно считать одним из самых способных к дрессировке зверей. К сожалению, к старости инстинкты дикого зверя почти всегда пробуждаются в медведе: он становится зол, раздражителен и непослушен. Интересно, что львы, наоборот, успокаиваются, делаются с годами спокойнее, смирнее и апатичнее. Самую дрессировку можно разделить на два типа: на ручную и дикую. Первый вид дрессировки применим к таким зверям, которые подпускают человека к себе, терпят его близость, дают себя трогать, ласкать, кормить, носить или сами носят укротителя. Если это один из больших зверей, то его можно приучить к большой покорности, и даже вкладывание головы в пасть такого экземпляра не будет представлять большой опасности. При ручной дрессировке имеются особенные номера, которым нельзя научить зверей, не склонных к этому виду дрессировки. Какой из двух видов применим в данном случае, не зависит от укротителя, а всецело определяется самим зверем, т. е. свойствами его характера. Часто из трех или четырех молодых, рожденных от тех же родителей, один или два выходят спокойные, флегматичные, ленивые. их ничто не пугает, к присутствию человека они относятся спокойно. Другие — наоборот. Они не подпускают к себе укротителя, не принимают ласки и не поддаются, стало быть, ручной дрессировке. Таких животных можно обучить только с помощью дикой дрессировки, т. е. строгостью и то лишь простым номерам, как-то: прыганию через барьеры, через обручи, без пакли и с горящей паклей, и эффектному номеру, называемому «Wilde Jagd». Последний состоит в том, что зверя гонят из одного конца клетки в другой. делается это на большом ходу, и львы, которых все сказанное, главным образом, и касается, исполняют это весьма красиво, с рычанием, при поворотах они поднимаются передними лапами на короткие стенки клетки, быстро проносятся у решетки мимо укротителя и, наконец, задерживаются командой «halt!» в противоположном двери углу, чтобы дать возможность укротителю выйти из клетки. Львы, по своему характеру склонные к дикой дрессировке, в работе очень эффектны: они рычат, бросаются на укротителя, при выходе его из клетки они идут за ним, пытаясь его повалить лапой, или же стремительно бросаются за ним, когда укротитель уходит в дверь. Спокойные и флегматичные львы не так эффектны, но, как было уже сказано, они способны к более сложным номерам, составляющим ручную дрессировку. Опасность, грозящая человеку как от тех, так и от других львов одинакова. Если первые опасны своей нервностью, порывистостью, зато со вторыми приходится проделывать более опасные опыты, как, например, кормление мясом из рук, изо рта и вкладывание головы в пасть. Лучше всего начинать У. в большой клетке, где зверь не поставлен лицом к лицу с укротителем. В маленькой клетке близость укротителя так волнует зверя, что он, желая предупредить кажущуюся ему опасность, спешит напасть сам. Большая клетка в этом отношении дает такие выгоды, что само У. в ней, как искусство, истинными знатоками ценится гораздо ниже У. в маленькой клетке, в особенности со зверями дикой дрессировки. Главный прием, повторяем, как при дрессировке, так и при У. — это ласка. Она не применима совершенно с белыми медведями, с гиенами, отчасти с леопардами и с нервными экземплярами других животных, напр., львов, тигров, волков. К угрозе и наказанию следует прибегать с экземплярами, дрессируемыми ручной дрессировкой, только в крайних случаях, но зато уже решительно и строго. Как только зверь выполнил приказание, его следует обласкать. Сама ласка должна быть сообразована с породою и характером зверя. Все кошачьи породы, тигры, леопарды, пумы, львы, и др. любят поглаживание по шерсти вдоль спины, это успокаивает их. Ласка в форме похлопывания пугает их и видимо неприятна им. Волки и медведи (бурые и черные), наоборот, лучше переносят похлопывание. Ласковый успокаивающий разговор хорошо действует на всех зверей. Кошачьи породы любят и почесывание, а для волков это — самая приятная из ласк. Необходимо также награждать зверя за послушание чем-нибудь особенно любимым, напр., медведей сахаром, волков, гиен, леопардов, тигров и львов — мясом. Дрессированных дикой дрессировкой кормить во время упражнений не рекомендуется. У. требует времени, и продолжительность его зависит как от характера и породы зверя, так и от искусства укротителя. Для У. и дрессировки существуют особенные клетки. Величина их сообразуется с числом зверей, которые участвуют в номере. Эта клетка занимает среди обыкновенных клеток центральное положение, и в нее через двери перегоняют зверей из других клеток или по особенным коридорам. Эта центральная клетка, отличающаяся от остальных величиной, имеет приспособление для входа в нее укротителя. Это приспособление называется коридором и состоит из маленькой клетки, приставленной к дверям большой. В нее-то сначала и попадает укротитель, а затем уже в самую клетку. Дверь, ведущая в коридор, отворяется наружу, а дверь клетки вовнутрь. При этом дверь помещается у самой стены, а петлями она прикреплена к решетке, так что зверь не имеет возможности зайти с противоположной стороны, т. е. с той, где находится затвор. Таким образом, для выхода из клетки укротителю необходимо потянуть дверь к себе и затем быстро выскочить в пристройку — коридор. В такую клетку выпускается зверь, предназначенный для У., т. е. пойманный взрослым или выросший в неволе, но еще не укрощенный. Два надежных человека с палкой и железными шестами находятся наготове у решетки. Когда все это готово, укротитель прутом отгоняет зверя через решетку в дальний угол от двери. Затем входит в коридор, отворяет дверь в клетку, толкая ее от себя, стараясь не шуметь, чтобы не волновать зверя. Войдя вовнутрь, укротитель останавливается у двери, окликает ласково зверя и следит за ним зорко, чтобы предупредить зверя в случае внезапного нападения. Если зверь уже знает укротителя, т. е. укротитель раньше через решетку познакомил его с собою, то этот первый вход не представляет особенной опасности. Еще до входа в клетку всякий укротитель легко определяет, какому виду дрессировки поддается данный экземпляр. При первом входе нужно ограничиваться немногим, вполне достаточно первые три, четыре дня только входить в клетку, постоять несколько минут и осторожно выйти. Так делают сначала раз, два, а потом и 5 раз подряд с перерывами в 5 — 10 минут. До сих пор все обыкновенно идет просто и особенной опасности не представляет. На третий или на четвертый день укротитель, войдя в клетку (с хлыстом и железным прутом. многие имеют хлыст с ручкой, налитой свинцом), двигается от двери к большой задней стене, идет около неё ко льву, голосом и кнутом понуждая его перейти с этой стороны к противоположной, т. е. к двери. Здесь уже требуются спокойствие и выдержка. Неосторожные, не в меру быстрые движения и понукания могут испугать зверя, и он, чтоб предупредить опасность, может броситься. Тогда все зависит от выдержки и искусства укротителя. Львов и тигров, которые не берут сразу зубами, а бьют лапой, чтобы сначала опрокинуть, хороший, спокойный укротитель может задержать ударами хлыста в морду. Удара по глазам зверь боится. Если укротитель не понадеялся на себя и взял прут с накаленным концом, он действует им. Прислуга пытается остановить прутами, действуя через решетку, со стороны от укротителя. Если зверя задержать не удалось или он напал с прыжка и опрокинул укротителя, нужно дать укротителю встать, стоя он снова хозяин положения. Для этого льют помпой воду, действуют прутами, а в крайнем случае, когда укротитель сильно поранен или ошеломлен, прислуге приходится вскакивать в клетку. Как только удастся отогнать зверя от укротителя, сейчас же быстро задвигают заготовленную перегородку, чтобы разобщить зверя от укротителя. Если укротитель не сильно ранен и не потерял энергии, следует сейчас же сделать вторую попытку, приняв большие предосторожности. С белыми медведями, с волками и гиенами (все они могут бросаться в ноги) на первых уроках укротители берут деревянную решетку в левую руку, в правую — прут и, держа решетку перед собой для защиты ног, проделывают то же, т. е. перегоняют зверей с одной стороны на другую. С белыми медведями, как и было сказано, дрессировка возможна только в том случае, если они еще малы, т. е. не достигли полного возраста, и лучше, если они родились в неволе. Когда зверь исполнит требование укротителя, т. е. перейдет сначала раз, а потом и несколько с одной стороны клетки в другую, укротитель ласковыми словами и прозвищами поощряет его и, задержав его словом «halt» y дальней от двери стены, пятясь задом и зорко следя, двигается к двери. Тут он на момент останавливается, не спуская взгляда со зверя. При этом он должен иметь такой запас энергии, чтобы в случае, если зверь сделает попытку тронуться для нападения, он мог бы от двери двинуться на зверя. Такая энергия покоряет зверя. Он особенно восприимчив к ней. Проявляясь в глазах укротителя, в позе и в движении, она якобы очаровывает зверя. Зверь не спускает взгляда с укротителя, но тронуться не может. Иногда он сидит точно прикованный и бросается, когда укротитель уже за дверью. Когда таким образом зверь несколько привыкнет к присутствию укротителя в клетке, можно при перегонке его преградить ему путь сначала невысоким барьером, а затем повышать его до требуемой высоты. Если зверь будет покойно исполнять это, и вместе с тем покажет свойства, дающие возможность применить ручную дрессировку, следует при перегонке его через барьер во время прыжка дотрагиваться осторожно рукой до спины, потом проводить по ней как бы оглаживая. Затем, остановив его после прыжков, пробовать подойти к нему и, если он относится к этому спокойно и не делает попытки броситься, нужно звать его к себе, называя по имени и стараясь говорить мягко и ласково. Когда он подойдет или подпустит к себе, нужно его поласкать, но не оставаться около него долго. Повторяя это несколько дней сряду, можно легко дойти до того, что зверь совершенно привыкнет, будет идти на зов, спокойно прыгать и менять место. Все это касается ручной дрессировки, дикая — менее сложна, но зато не менее опасна. Когда укротитель дойдет до дня, когда ему нужно перегнать зверя из одного угла в другой, он, как уже было сказано, пойдет к нему по задней стене и, укрощая хлыстом и голосом, заставит перейти его в другой конец, т. е. к двери. Это положение считается опасным, так как зверь, заслонив выход, лишает возможности укротителя выйти. Чтобы зверь не задержался в этом углу, укротитель не дает ему останавливаться, а пробует повернуть его на ходу, при входе к углу, где находится дверь. Это представляет трудность. Часто зверь, бросившись с одной стороны, заседает у двери, и выпроводить его отсюда бывает не легко. Это положение еще невыгодно и тем, что прислуга не может помочь укротителю и понудить зверя прутами. Укротитель находится взаперти, и каждое понукание зверя может заставить его броситься на укротителя. Таким образом, укротитель в этом положении должен рассчитывать только на себя. Решительное наступление обыкновенно действует на зверя, и он с рычанием повинуется. Еще несколько слов о дрессировке и заклинании змей. «Змеи, содержимые в неволе, — пишет Брэм, — постепенно вступают в дружеские отношения с ухаживающим за ними человеком, берут предлагаемую им пищу у него из рук или из щипцов, позволяют трогать себя, брать, носить в руках и даже могут быть до некоторой степени дрессированы. но истинной привязанности к хозяину совершенно не замечается, а скорее даже наблюдается обратное у сильных видов или способных к обороне благодаря их ядовитым зубам». О дрессировке в собственном смысле слова здесь речи быть не может. Ловкий индус или брамин может проделывать фокусы с каждой змеей, только что пойманной или долго содержавшейся взаперти. Все искусство заклинателей основано на точном знании характера и нравов змей и на проворстве и внимательности самого фигляра. Заклинатель змей старается обыкновенно привести змею сначала в спокойное, сонное состояние. Для этого он начинает играть на особого рода кларнете или дудке протяжную, жалобную и однообразную мелодию, все время не сводя глаз с змеи и смотря на нее пристальным взглядом. Когда змея вполне успокоилась или впала даже в состояние сонливости и её глаза смотрят уже неподвижно, как бы очарованные, на заклинателя, тогда фигляр пользуется этим мгновением слабости змеи, осторожно приближается к ней, не переставая играть, и проделывает с ней свои фокусы. Следует еще прибавить, что пристальность взгляда не играет особенной роли и применяется далеко не всеми заклинателями. Индусы, брамины и египтяне ведут игру с самыми ядовитыми змеями. в руках заклинателей можно видеть: очковую змею (кобру), аспида и королевскую наю. У тех змей, которых постоянно употребляют для представлений, почти всегда чрезвычайно тщательно вырывают ядовитые зубы. Тем не менее, следует признать, что опытные заклинатели превосходно справляются и с такими ядовитыми змеями, которые вполне обладают своим смертоносным оружием. (Брэм, «Жизнь животных»). Дрессировка лошади — см. Дрессировка и выездка лошадей. Дрессировка собак — см. Дрессировка охотничьих собак.



Значение «укрощение животных»

Укрощение животных

— У. животных и преимущественно диких зверей, как стремление человека подчинить их своей воле, составляло любимое занятие многих еще в глубокой древности. Присутствие зверинца и людей, занимавшихся У. этих зверей, не представляло редкости при дворах королей и властителей древних ассирийцев, вавилонян, греков и римлян. Когда однажды один из львов Сарданапала вырвался из зверинца и бегал по всему городу, приводя всех в ужас, — Сарданапал вышел к нему навстречу, подозвал его, и лев, увидав короля, пошел за ним, как собака за своим хозяином. Во многих же подобных случаях дикие звери были, по указаниям древних авторов, искусственно обезоруживаемы (exarmatos), т. е. лишены зубов и когтей. Сенека пишет в письме к Люцилию: «Существуют укротители диких зверей, которые… не довольствуются одним уничтожением зверских инстинктов у зверей, но стараются приучить их жить под одним кровом с человеком. Укротитель льва кладет свою руку в его пасть; приставленный к тигру сторож целует последнего; эфиопский скоморох приучает слона становиться на колени, ходить по канату». Наконец, на некоторых древних камнях находятся изображения медведей и их укротителей, что также ясно свидетельствует о том, что У. животных было хорошо известно и древним народам. В настоящее время У. животных процветает почти во всех городах мира, и те поразительные результаты, которые достигаются некоторыми выдающимися укротителями, привлекают тысячи людей. Весь секрет У. животных и, преимущественно, диких зверей заключается в отсутствии боязни — в бесстрашии. В каждый момент, по словам одного укротителя Д., укротитель должен иметь такой подъем энергии, чтобы быть в состоянии дойти до зверя и хлыстом заставить его подчиниться себе, т. е. исполнить то, что от него требуется. Это присутствие энергии, и непременно активной, необходимо действительно иметь, а не показывать только ее. Зверя обмануть очень трудно; приемы острастки на него почти не действуют; он подчиняется только настоящей сильной воле, выраженной в ясных, решительных и ловких, в смысле техники, приемах. Не требуется, однако, какой-либо особенной формы для проявления такой энергии, т. е. это не значит, что укротитель должен обязательно обладать выразительными, огненными глазами, атлетической фигурой, широкими пластическими жестами и т. п. Энергия, сильная решительная воля или то, что в спорте называется «сердцем», может проявляться и в неблагоприятной наружной форме. С дикими зверями следует обращаться как с детьми, которых желаешь воспитать (см. напр. Upilio Faimali, «Memoiren eines Thierb ä ndigers, gesammelt von P. Mantegazza», 1880). Они должны убедиться в том, что укротитель имеет самые благие намерения, что пища и молоко приносится им регулярно все тем же лицом. Но в то же время они должны твердо знать и помнить, что тот же человек их превосходит своими силами. Эти представления должны быть им внушены с самого начала, смотря по обстоятельствам — в зависимости от рода и характера зверей — то ласковым обращением, то помощью кнута, снабженного металлической кнопкой, возвышением голоса, повелительным, энергичным взглядом. Чары взора укротителя, о которых так много говорят, на самом деле имеют значение лишь настолько, насколько во взоре выражается большой запас хладнокровия, силы и мужества, возможность, так сказать, этого запаса скрытой энергии перейти моментально, при первом же протесте со стороны животного, в свободную энергию, в ряд быстрых и опасных для животного движений. О каких-либо особых воздействиях взора укротителя на зверя, приводящего его в особое состояние наподобие гипнотического, и речи быть не может. Большинство современных укротителей убедительно доказывают несправедливость такого предположения тем, что становятся спиною к зверям во время исполнения своих фокусов с последними. Понятно, с другой стороны, укротитель имеет в своем распоряжении во время дрессировки животных целый ряд орудий, которыми и пользуется в случае надобности. Сюда относятся, напр., кроме вышеупомянутого кнута, постоянно имеющегося в руках укротителя: железный прут, конец которого накаливается подчас, пара деревянных тяжелых палок, служащих для усиления повелительности тона при возвышении голоса и т. п. Кроме того, при дрессировке очень опасных зверей опытная прислуга, находящаяся вне клетки, все время зорко следит за всеми движениями укрощаемого животного, чтобы действовать, в случае необходимости, длинными палками или железными прутами, снабженными крепкими крючками или без таковых, но накаленными предварительно, и удержать таким образом зверя при его желании кинуться на укротителя. Интересно, с психологической точки зрения, то, что некоторые укротители прибегают к сомнительному приему, когда впервые входят в клетку какого-либо дикого зверя: они показываются ему в обнаженном виде. По рассказам некоторых укротителей, вид обнаженного человека производит на зверей сильное впечатление и вызывает даже страх. Гораздо рациональнее познакомиться с характером зверя заранее, до вхождения в клетку, через решетку и познакомить, с другой стороны, и самого зверя с собою, пpиучить его к своему голосу, движениям и т. д. и тогда только войти в клетку. При обладании «сердцем», в спортивном смысле слова, и умением распознавать психику животных, т. е. характер и данное настроение животного, искусство У. и дрессировка зверей низводится к сравнительно несложному занятию, ибо технические приемы, употребляемые при дрессировке, довольно просты и однообразны. При помощи этих двух качеств укротителю удается в скором времени пpиyчить укрощаемого зверя видеть в себе высшее для него существо, снабжающее его, смотря по обстоятельствам, то вкусной пищею, то жестокими ударами. Укротитель должен быть в глазах животного источником всего хорошего и всего дурного — высшим созданием в составляющей для него весь мир клетке. С этой точки зрения, становится понятной и возможность соединения различных диких зверей, не терпящих обыкновенно друг друга; объясняется это именно его безграничным авторитетом: появляясь среди своих львов, тигров и пантер он отвлекает их друг от друга и принуждает, приневоливает их сосредотачивать все их внимание на нем — он царствует между ними. В хорошем укротителе должен соединяться и гармонически действовать целый ряд разнообразных качеств: страстная любовь к опасным предприятиям, бесстрашие, мужество, хладнокровие, но не бесчувственность, железная воля, ловкость, но, прежде всего, необычайная наблюдательность. Техническая сторона У., т. е. самые приемы, несложны и меняются, как было упомянуто выше, в зависимости от рода, возраста и характера зверя. Главный прием — это ласка с теми, которые поддаются ей, и строгость с другими. В том и другом случае требуется постепенность действия, спокойствие и много терпения. Есть звери, которые повинуются только ласковым приемам; есть звери, которых только хлыстом или палкой можно заставить слушаться, но есть и такие, которых нельзя ударить и разу. Некоторые из зверей совсем не поддаются дрессировке, как, напр., ягуар, принадлежащий к породе кошек и отличающийся кровожадностью и строптивостью. До сих пор все попытки дрессировки этого вида кошек не увенчались успехом, между тем как тигры, когуары — так наз. серебристые львы, пумы, пантеры или леопарды легче поддаются дрессировке. Но все они, в особенности леопарды, злы, фальшивы, мало привыкают к человеку и бросаются при дрессировке не спереди, а исподтишка сзади, ничем не выразив своего желания напасть, как это делают другие звери, напр. лев, медведь и др. За ягуаром, по малой пригодности к дрессировке, следует белый медведь. Он поддается дрессировке туго, к человеку не привыкает, ласка к нему неприменима, понятливостью обладает очень ограниченной. Если нет хлыста или железного прута и ничто не напоминает о недавнем наказании, он катится в ноги или поднимается на задние лапы, чтобы заключить укротителя в свои могучие обьятия. Все, чему можно научить его — это прыгание через барьеры и участие в фигурах, пирамидах, где он усаживается в определенное место и сидит векоторое время до перемены группы. Белого медведя можно выдрессировать только пойманного молодым или рожденного в неволе. Чтобы смирить их кровожадность, белых медведей не следует кормить мясом, а лишь хлебом и овощами (см. J. ν. Pleyel, «Moderne Tierdressur», «Zoolog. Garten», 41 Jahrg., стр. 174, 1900). За белым медведем можно поставить тигра, королевского и простого. Его укрощать легче белого медведя, он лучше привыкает к человеку, к ласке, в особенности, если он родился или вырос в неволе. По своим кровожадным инстинктам, ловкости, силе и хитрости — это был бы опаснейший зверь, но он труслив, в нем нет королевской отваги льва, а потому с ним легче справляться. Если дрессированных тигров и встречается меньше, чем львов, то это лишь потому, что тигры хуже переносят неволю, часто заболевают (воспалением легких) и крайне туго плодятся. Тигрицы, как и леопарды, часто не донашивают, а родившихся очень редко выкармливают. Леопарды, которые во многом похожи на тигров, в неволе очень часто даже съедают молодых. Это знают в зверинцах, следят за самками и принимают против этого необходимый меры: отнимают у самок только что родившихся и выкармливают их искусственно, т. е. рожком или при помощи собаки. Дрессировка пантер и леопардов трудна и опасна: они изумительно подвижны, очень хитры, а главное — фальшивы; на них нельзя полагаться, им нельзя доверять, как бы они не казались добры и апатичны. Дрессированных леопардов в зверинцах имеется всегда по нескольку; один был бы не эффектным номером. Это-то и представляет опасность во время занятия и требует сноровки следить за всеми. Вообще же леопарды и пантеры мало способны к выполнению чего-либо, кроме прыжков. За леопардами идут гиены. Пятнистые более злы и менее понятливы, чем полосатые. Последние легко приучаются к человеку, ласке не поддаются и повинуются только хлысту. Гиены крайне опасны своими укусами. Волка, тигра и даже льва можно заставить выпустить свою жертву, когда же хватит гиена, от неё отбиться нет возможности. Высшее искусство и укротительскую энергию можно показать только со львами. Лев больше других зверей подчиняется психической силе человека — несмотря на свою силу и смелость, подчиняется даже энергичному жесту. Вообще сильной воле лев подчиняется совершенно, иногда ходит как очарованный, не опуская своего взгляда от укротителя; когда же ее нет, ничто не может испугать его. По смелости, как и по благородству, лев превосходит всех зверей. Он лучше других зверей размножается в неволе, привыкает к человеку, любит ласку, обладает большой понятливостью, легко запоминает порядок упражнений, часто привязывается к укротителю, как собака, а иногда и выручает его при нападении на него своих собратьев. По понятливости, после льва можно поставить волка и за ним медведя, сначала нашего, потом гималайского, черного с белой грудью. Серый американский медведь «гризли», как и ягуар, не поддается дрессировке совершенно. Волк смышлен и способен к прыжкам, к укротителю привыкает легко и вследствие трусости редко бросается на укротителя. Тем не менее, соединение 5 или более волков прсдставляет большую опасность: они охотно поддерживают товарища, дружно набрасываются за первым на укротителя. Особенную опасность как волки, так и медведи представляют в период течки. Медведя можно считать одним из самых способных к дрессировке зверей. К сожалению, к старости инстинкты дикого зверя почти всегда пробуждаются в медведе: он становится зол, раздражителен и непослушен. Интересно, что львы, наоборот, успокаиваются, делаются с годами спокойнее, смирнее и апатичнее.

Самую дрессировку можно разделить на два типа: на ручную и дикую. Первый вид дрессировки применим к таким зверям, которые подпускают человека к себе, терпят его близость, дают себя трогать, ласкать, кормить, носить или сами носят укротителя. Если это один из больших зверей, то его можно приучить к большой покорности, и даже вкладывание головы в пасть такого экземпляра не будет представлять большой опасности. При ручной дрессировке имеются особенные номера, которым нельзя научить зверей, не склонных к этому виду дрессировки. Какой из двух видов применим в данном случае, не зависит от укротителя, а всецело определяется самим зверем, т. е. свойствами его характера. Часто из трех или четырех молодых, рожденных от тех же родителей, один или два выходят спокойные, флегматичные, ленивые; их ничто не пугает, к присутствию человека они относятся спокойно. Другие — наоборот. Они не подпускают к себе укротителя, не принимают ласки и не поддаются, стало быть, ручной дрессировке. Таких животных можно обучить только с помощью дикой дрессировки, т. е. строгостью и то лишь простым номерам, как-то: прыганию через барьеры, через обручи, без пакли и с горящей паклей, и эффектному номеру, называемому «Wilde Jagd». Последний состоит в том, что зверя гонят из одного конца клетки в другой; делается это на большом ходу, и львы, которых все сказанное, главным образом, и касается, исполняют это весьма красиво, с рычанием, при поворотах они поднимаются передними лапами на короткие стенки клетки, быстро проносятся у решетки мимо укротителя и, наконец, задерживаются командой «halt!» в противоположном двери углу, чтобы дать возможность укротителю выйти из клетки. Львы, по своему характеру склонные к дикой дрессировке, в работе очень эффектны: они рычат, бросаются на укротителя, при выходе его из клетки они идут за ним, пытаясь его повалить лапой, или же стремительно бросаются за ним, когда укротитель уходит в дверь. Спокойные и флегматичные львы не так эффектны, но, как было уже сказано, они способны к более сложным номерам, составляющим ручную дрессировку. Опасность, грозящая человеку как от тех, так и от других львов одинакова. Если первые опасны своей нервностью, порывистостью, зато со вторыми приходится проделывать более опасные опыты, как, например, кормление мясом из рук, изо рта и вкладывание головы в пасть. Лучше всего начинать У. в большой клетке, где зверь не поставлен лицом к лицу с укротителем. В маленькой клетке близость укротителя так волнует зверя, что он, желая предупредить кажущуюся ему опасность, спешит напасть сам. Большая клетка в этом отношении дает такие выгоды, что само У. в ней, как искусство, истинными знатоками ценится гораздо ниже У. в маленькой клетке, в особенности со зверями дикой дрессировки. Главный прием, повторяем, как при дрессировке, так и при У. — это ласка. Она не применима совершенно с белыми медведями, с гиенами, отчасти с леопардами и с нервными экземплярами других животных, напр., львов, тигров, волков. К угрозе и наказанию следует прибегать с экземплярами, дрессируемыми ручной дрессировкой, только в крайних случаях, но зато уже решительно и строго. Как только зверь выполнил приказание, его следует обласкать. Сама ласка должна быть сообразована с породою и характером зверя. Все кошачьи породы, тигры, леопарды, пумы, львы, и др. любят поглаживание по шерсти вдоль спины, это успокаивает их. Ласка в форме похлопывания пугает их и видимо неприятна им. Волки и медведи (бурые и черные), наоборот, лучше переносят похлопывание. Ласковый успокаивающий разговор хорошо действует на всех зверей. Кошачьи породы любят и почесывание, а для волков это — самая приятная из ласк. Необходимо также награждать зверя за послушание чем-нибудь особенно любимым, напр., медведей сахаром, волков, гиен, леопардов, тигров и львов — мясом. Дрессированных дикой дрессировкой кормить во время упражнений не рекомендуется. У. требует времени, и продолжительность его зависит как от характера и породы зверя, так и от искусства укротителя. Для У. и дрессировки существуют особенные клетки. Величина их сообразуется с числом зверей, которые участвуют в номере. Эта клетка занимает среди обыкновенных клеток центральное положение, и в нее через двери перегоняют зверей из других клеток или по особенным коридорам. Эта центральная клетка, отличающаяся от остальных величиной, имеет приспособление для входа в нее укротителя. Это приспособление называется коридором и состоит из маленькой клетки, приставленной к дверям большой. В нее-то сначала и попадает укротитель, а затем уже в самую клетку. Дверь, ведущая в коридор, отворяется наружу, а дверь клетки вовнутрь. При этом дверь помещается у самой стены, а петлями она прикреплена к решетке, так что зверь не имеет возможности зайти с противоположной стороны, т. е. с той, где находится затвор. Таким образом, для выхода из клетки укротителю необходимо потянуть дверь к себе и затем быстро выскочить в пристройку — коридор. В такую клетку выпускается зверь, предназначенный для У., т. е. пойманный взрослым или выросший в неволе, но еще не укрощенный. Два надежных человека с палкой и железными шестами находятся наготове у решетки. Когда все это готово, укротитель прутом отгоняет зверя через решетку в дальний угол от двери. Затем входит в коридор, отворяет дверь в клетку, толкая ее от себя, стараясь не шуметь, чтобы не волновать зверя. Войдя вовнутрь, укротитель останавливается у двери, окликает ласково зверя и следит за ним зорко, чтобы предупредить зверя в случае внезапного нападения. Если зверь уже знает укротителя, т. е. укротитель раньше через решетку познакомил его с собою, то этот первый вход не представляет особенной опасности. Еще до входа в клетку всякий укротитель легко определяет, какому виду дрессировки поддается данный экземпляр. При первом входе нужно ограничиваться немногим, вполне достаточно первые три, четыре дня только входить в клетку, постоять несколько минут и осторожно выйти. Так делают сначала раз, два, а потом и 5 раз подряд с перерывами в 5 — 10 минут. До сих пор все обыкновенно идет просто и особенной опасности не представляет. На третий или на четвертый день укротитель, войдя в клетку (с хлыстом и железным прутом; многие имеют хлыст с ручкой, налитой свинцом), двигается от двери к большой задней стене, идет около неё ко льву, голосом и кнутом понуждая его перейти с этой стороны к противоположной, т. е. к двери. Здесь уже требуются спокойствие и выдержка. Неосторожные, не в меру быстрые движения и понукания могут испугать зверя, и он, чтоб предупредить опасность, может броситься. Тогда все зависит от выдержки и искусства укротителя. Львов и тигров, которые не берут сразу зубами, а бьют лапой, чтобы сначала опрокинуть, хороший, спокойный укротитель может задержать ударами хлыста в морду. Удара по глазам зверь боится. Если укротитель не понадеялся на себя и взял прут с накаленным концом, он действует им. Прислуга пытается остановить прутами, действуя через решетку, со стороны от укротителя. Если зверя задержать не удалось или он напал с прыжка и опрокинул укротителя, нужно дать укротителю встать, стоя он снова хозяин положения. Для этого льют помпой воду, действуют прутами, а в крайнем случае, когда укротитель сильно поранен или ошеломлен, прислуге приходится вскакивать в клетку. Как только удастся отогнать зверя от укротителя, сейчас же быстро задвигают заготовленную перегородку, чтобы разобщить зверя от укротителя. Если укротитель не сильно ранен и не потерял энергии, следует сейчас же сделать вторую попытку, приняв большие предосторожности. С белыми медведями, с волками и гиенами (все они могут бросаться в ноги) на первых уроках укротители берут деревянную решетку в левую руку, в правую — прут и, держа решетку перед собой для защиты ног, проделывают то же, т. е. перегоняют зверей с одной стороны на другую. С белыми медведями, как и было сказано, дрессировка возможна только в том случае, если они еще малы, т. е. не достигли полного возраста, и лучше, если они родились в неволе. Когда зверь исполнит требование укротителя, т. е. перейдет сначала раз, а потом и несколько с одной стороны клетки в другую, укротитель ласковыми словами и прозвищами поощряет его и, задержав его словом «halt» y дальней от двери стены, пятясь задом и зорко следя, двигается к двери. Тут он на момент останавливается, не спуская взгляда со зверя. При этом он должен иметь такой запас энергии, чтобы в случае, если зверь сделает попытку тронуться для нападения, он мог бы от двери двинуться на зверя. Такая энергия покоряет зверя. Он особенно восприимчив к ней. Проявляясь в глазах укротителя, в позе и в движении, она якобы очаровывает зверя. Зверь не спускает взгляда с укротителя, но тронуться не может. Иногда он сидит точно прикованный и бросается, когда укротитель уже за дверью. Когда таким образом зверь несколько привыкнет к присутствию укротителя в клетке, можно при перегонке его преградить ему путь сначала невысоким барьером, а затем повышать его до требуемой высоты. Если зверь будет покойно исполнять это, и вместе с тем покажет свойства, дающие возможность применить ручную дрессировку, следует при перегонке его через барьер во время прыжка дотрагиваться осторожно рукой до спины, потом проводить по ней как бы оглаживая. Затем, остановив его после прыжков, пробовать подойти к нему и, если он относится к этому спокойно и не делает попытки броситься, нужно звать его к себе, называя по имени и стараясь говорить мягко и ласково. Когда он подойдет или подпустит к себе, нужно его поласкать, но не оставаться около него долго. Повторяя это несколько дней сряду, можно легко дойти до того, что зверь совершенно привыкнет, будет идти на зов, спокойно прыгать и менять место. Все это касается ручной дрессировки, дикая — менее сложна, но зато не менее опасна. Когда укротитель дойдет до дня, когда ему нужно перегнать зверя из одного угла в другой, он, как уже было сказано, пойдет к нему по задней стене и, укрощая хлыстом и голосом, заставит перейти его в другой конец, т. е. к двери. Это положение считается опасным, так как зверь, заслонив выход, лишает возможности укротителя выйти. Чтобы зверь не задержался в этом углу, укротитель не дает ему останавливаться, а пробует повернуть его на ходу, при входе к углу, где находится дверь. Это представляет трудность. Часто зверь, бросившись с одной стороны, заседает у двери, и выпроводить его отсюда бывает не легко. Это положение еще невыгодно и тем, что прислуга не может помочь укротителю и понудить зверя прутами. Укротитель находится взаперти, и каждое понукание зверя может заставить его броситься на укротителя. Таким образом, укротитель в этом положении должен рассчитывать только на себя. Решительное наступление обыкновенно действует на зверя, и он с рычанием повинуется.

Еще несколько слов о дрессировке и заклинании змей. «Змеи, содержимые в неволе, — пишет Брэм, — постепенно вступают в дружеские отношения с ухаживающим за ними человеком, берут предлагаемую им пищу у него из рук или из щипцов, позволяют трогать себя, брать, носить в руках и даже могут быть до некоторой степени дрессированы; но истинной привязанности к хозяину совершенно не замечается, а скорее даже наблюдается обратное у сильных видов или способных к обороне благодаря их ядовитым зубам». О дрессировке в собственном смысле слова здесь речи быть не может. Ловкий индус или брамин может проделывать фокусы с каждой змеей, только что пойманной или долго содержавшейся взаперти. Все искусство заклинателей основано на точном знании характера и нравов змей и на проворстве и внимательности самого фигляра. Заклинатель змей старается обыкновенно привести змею сначала в спокойное, сонное состояние. Для этого он начинает играть на особого рода кларнете или дудке протяжную, жалобную и однообразную мелодию, все время не сводя глаз с змеи и смотря на нее пристальным взглядом. Когда змея вполне успокоилась или впала даже в состояние сонливости и её глаза смотрят уже неподвижно, как бы очарованные, на заклинателя, тогда фигляр пользуется этим мгновением слабости змеи, осторожно приближается к ней, не переставая играть, и проделывает с ней свои фокусы. Следует еще прибавить, что пристальность взгляда не играет особенной роли и применяется далеко не всеми заклинателями.

Индусы, брамины и египтяне ведут игру с самыми ядовитыми змеями; в руках заклинателей можно видеть: очковую змею (кобру), аспида и королевскую наю. У тех змей, которых постоянно употребляют для представлений, почти всегда чрезвычайно тщательно вырывают ядовитые зубы. Тем не менее, следует признать, что опытные заклинатели превосходно справляются и с такими ядовитыми змеями, которые вполне обладают своим смертоносным оружием. (Брэм, «Жизнь животных»). Дрессировка лошади — см. Дрессировка и выездка лошадей. Дрессировка собак — см. Дрессировка охотничьих собак.

10 животных, которых не смог одомашнить человек

Человечество на протяжении всей своей истории взаимодействовало так или иначе с представителями мира зверей. Животные обладают такими особенностями, которых нет и не будет у человека: у овец есть тёплая и мягкая шерсть, у лошадей — сила и скорость, у собак -острые зубы. Конечно, людям хотелось, чтобы такие полезные животные служили им. Для этого человек начал их приручать, подкармливая и подпуская всё ближе к своим домам. Многие сегодня всем известные животные согласились одомашниваться. Но остались гордые и непокорные виды, которые дел с людьми иметь не хотят -животные, которых нельзя приручить, не то что уж одомашнить.

Нужно сразу заметить, что приручение и одомашнивание следует различать. Приручение не предполагает селекции, животные остаются дикими и опасными, их поведение может быть непредсказуемым. Они просто согласились терпеть людей. Такие животные, если по каким-то причинам рядом перестанет находиться человек, легко снова станут дикими и выживут. Одомашненные животные обычно рождаются в неволе и к выживанию в дикой среде уже не приспособлены. Если человек перестанет их кормить и защищать, некоторые виды могут погибнуть.

Лошадь Пржевальского

Это совершенно особый вид лошади. Считается, что именно она была далёким предком нынешних домашних лошадей, вымершего тарпана и ослов. Хотя незнающий человек не отличит домашнюю лошадь похожей масти от лошади Пржевальского, но разница есть — и существенная. Самое главное, у лошади Пржевальского — 66 хромосом, у домашней лошади — 64.

Лошадь Пржевальского

Пржевальские лошади — дикие существа, они не разрешают человеку использовать себя в качестве транспортного средства или рабочей силы. За всю историю под седлом ходил только один Пржевальский конь Васька, в 1900 году.

Зебра

С зеброй история похожая. Животное хоть внешне и напоминает коня, но оно не конь. Поэтому одомашнивание и даже приручение зебр с треском провалилось. Конечно, есть несколько известных фотографий, где Лайонел Ротшильд правит запряжённой зебрами двуколкой. Он хотел доказать, что зебр можно приручить и использовать в своих целях. Однако ничего не вышло. Зебры очень осторожные и пугливые животные. Они гораздо пугливее, чем домашние лошади, хотя у тех тоже есть проблемы со смелостью — каждый целлофановый пакетик может заставить коня в ужасе шарахаться в сторону.

Лошадь Пржевальского

Зебры не подходят человеку ещё потому, что любят драться, и к ним просто тяжело подойти — они отбивают всеми четырьмя копытами и кусаются. Особенно неуправляемыми зебры становятся в брачный период.

Лось

Лесного царя получилось приручить, но одомашнивание пока не удаётся. Дело в том, что лоси чрезвычайно умные, и разводить их на мясо не представляется возможным. Лось никогда не пойдёт на бойню, если первое животное оттуда не вернулось. А заставить лося идти насильно очень сложно: защищаясь, они становятся очень агрессивными. С их габаритами, злые лоси — это настоящие машины для убийства.

Лось

Кажется, всё может получиться с молочными лосиными фермами. Пока известно всего четыре фермы в мире. Две — в России и по одной — в Швеции и Канаде. Лосихи разрешают себя доить, ну, а из молока делают все сопутствующие и привычные вкусности. Тем не менее, даже лоси на этих фермах не считаются домашними, только прирученными.

Большая белая акула

Белая акула

Этих опасных красавиц человеку очень хотелось посадить в какой-нибудь огромный аквариум в престижном хорошем зоопарке. Пусть плавают и своей мощью удивляют посетителей. Но большая белая акула такого обращения с собой не позволяет и предпочитает неволе смерть. Дольше всего в аквариуме акула прожила 16 дней. Обычно меньше. Когда она понимает, что передвижения ограничены стеклом хоть и просторного аквариума, акула начинает разгоняться и на полном ходу врезается в стенку, пока не разобьётся насмерть.

Африканский слон (правильно -саванный слон)

Саванные слоны — это самые крупные из современных наземных млекопитающих. Человека они не любят и особенно приручать себя не дают, в неволе часто проявляют агрессию, которая для человека может закончиться плачевно. Известны прирученные саванные слоны в Республике Конго, там местные используют их для своих работ. Также есть историческая справка, что саванных слонов использовали Ганнибал и Полибий ещё до нашей эры. Последний писал о том, что эти слоны значительно хуже в бою, чем лесные слоны, ими тяжелее управлять, и они пугливее.

Саванный слон

Индийский (или, правильно, лесной слон) тоже только приручен, но не одомашнен. Тем не менее, лесных слонов, которые живут в неволе рядом с человеком, гораздо больше, чем саванных.

Бегемот

Этот плотно сбитый силач мог бы отлично пригодиться и в сельском хозяйстве, и как средство передвижения. Он не такой высокий, как лошадь, и если придется с него упасть, то лететь недалеко. К тому же, гиппопотам может бежать рысью со средней скоростью 8–15 км/час. В критических ситуация он может ускоряться до 30 км/час.

Бегемот

Всего этого не мог не заметить человек. Бегемота пытались приручить, но ничего не вышло. Это очень опасное животное. Ежегодно бегемоты убивают больше людей, чем львы, гепарды, носороги, буйволы и слоны вместе взятые. Доместикация не заладилась, как впрочем и приручение.

Лиса

Попытки одомашнить лису происходят постоянно. Однако процесс идет туго: только в четвёртом поколении лисички, которые родились в неволе, начинают проявлять собачье поведение и становятся более лояльны к человеку. Через 50 поколений лиса становится домашней.

Лиса

Пока лисы считаются прирученными животными. До полного одомашнивания далеко. Лисы отличаются упрямым нравом, из-за этого с ними трудно налаживать контакт.

Динго

Казалось бы, собака — значит, должна одомашниваться. Но нет. Тут, как с лошадью Пржевальского. Динго скорее волк, чем собака, и пока не собирается служить человеку. Динго свободные, одичавшие животные. Однако прецедент их приручения в истории всё же зафиксирован.

Собаки Динго

Коренные австралийцы приручали Динго, но использовали их как пищу, а не как защитников и друзей. Кроме этого, они не проводили никакой селекции. Так что Динго пока дикие животные, которых местные не любят за то, что они вредят, поедая мелкую птицу. Попытки доместикации ведутся.

Енот

Енот

Не верьте Instagram-аккаунтам с милыми енотами. Эти животные — продажные души: они с людьми не потому что любят их, а потому что их кормят. Они не привязываются к своим хозяевам, и если енота отпустить в подходящих климатических условиях, он прекрасно будет жить на воле. Конечно, они смешные, умные и интересные, поэтому человеку и хочется их одомашнить. Но пока еноты — это дикие животные в домашних условиях, только прирученные. Они любопытны, поэтому крушат всё вокруг. Если у енота будет плохое настроение, он может очень неприятно укусить или поцарапать.

Койот

Койот

Вот с приручением этого товарища вышел полный провал. Койоты терпеть не могут людей, они их сторонятся. Если по каким-то причинам койот начинает жить рядом с человеком, то он начинает рассматривать его как добычу, а не как друга или хозяина. После этого хищник будет искать удобного случая, чтобы укусить руку, которая его кормит. Решительно все попытки приручить койота закончились нападением животного на человека. Не пытайтесь подружиться с койотом!

Читайте также: 5 невероятно тупых животных нашей планеты, которых мы считаем няшками

Ассасин Крид Одиссея: как приручить животных

Рассмотрим вопрос по Ассасин Крид Одиссея: как приручить животных? Исследуя виртуальный мир Assassin’s Creed Odyssey , на пути героя неоднократно встретятся дикие животные, на которых можно напасть, получив за поверженных опыт и элементы для крафта (подробнее ). Кроме этого, в игре предусмотрена возможность укрощения хищника. Как приручить встретившееся дикое животное и чем в будущем они могут помочь герою?

Игрок не имеет изначально навыка дрессировки животного, поэтому придется прокачать героя, сделав активным «Мастера зверей». Доступен этот навык в ветке «Охотник» и откроется игроку по достижению 10 уровня.

ассасин крид одиссея как приручить животных

С первым уровнем скила игроку открывается возможность приручить волка, на втором окажутся доступными семейства кошачьих: рысь, лев, леопард. Третий уровень открывает игроку возможность обращаться с медведями.

Навык имеет массу преимуществ, поэтому есть смысл развивать его дальше, потому как дальше фауна, присутствующая в игре, будет становиться сильнее и сможет оказать куда более существенную помощь герою.

Обратите внимание:

Assassin’s Creed Odyssey не позволяет укротить легендарных животных, включенных в линию квеста «Дочери Артемиса», зато вы можете завладеть зверьми в логовах. Они – идеальные кандидаты в сопровождающих вашего героя, потому как больше и сильнее других представителей своего рода.

Увы, но механика игры не позволяет игроку приручить домашних питомцев, например, собак, с ними вообще не предусмотрено каких-либо взаимодействий.

животные в ассасин крид одиссея

Как же приручить дикое животное? Во время схватки ослабьте зверя, а затем оглушите. «Спартанский пинок» – то, что нужно для этого дела. Используйте прием после того, как у животного останется минимум здоровья. Затем подойдите к оглушенной туше и выберите функцию укрощения.

Обратите внимание:

Укрощенное, то есть прирученное животное, далее автоматически следует за игроком, всячески помогая ему в бою. Он отвлекает и помогает бороться. Стоит помнить, что дикие животные не обладают большой силой и противник легко справится с питомцем, потому во время битвы не забывайте защищать своего напарника.

К сожалению, смерть животного в игре необратима и, если сопровождающий погибнет, придется укрощать новое зверье. При этом иметь несколько укрощенных животных в игре нельзя.

Обратите внимание:

Если следующее за вами животное вас не устраивает, подойдите к нему и кликните на функцию свободного путешествия. Но будьте начеку, нередко животное после освобождения нападает на хозяина и его придется уничтожить.

Теперь вы знаете, как приручить животных в Ассасин Крид Одиссея. Есть чем поделиться? Ждем вас в комментариях.

Прирученное животное — Повторная публикация в Википедии // WIKI 2

В общественных парках некоторых диких животных достаточно приручили, чтобы избавиться от естественного страха перед людьми.

A tame mouse runs across a woman Ручная мышь пробегает по руке женщины.

Прирученное животное — животное, относительно терпимое к присутствию человека. Приручение может возникнуть естественным образом (как, например, в случае приручения острова) или из-за преднамеренного, управляемого человеком процесса дрессировки животного против его изначально диких или естественных инстинктов избегать или нападать на людей.Приручение животного — это степень легкости, с которой люди дрессируют животное, и он варьируется у отдельных животных, пород или видов. [1]

В других языках слово для обозначения приручения такое же, как и для обозначения приручения. Однако в английском языке эти два слова относятся к двум частично перекрывающимся, но различным концепциям. [2] Например, диких животных приручают, но не приручают. Точно так же приручение — это не то же самое, что дрессировка животных, хотя в некоторых контекстах эти термины могут использоваться как синонимы.

Приручение подразумевает, что животное терпит не только человеческую близость, но и минимальное человеческое прикосновение. [3] Тем не менее, более распространенное использование ограничивает ярлык «приручить» животными, которые не угрожают и не причиняют вред людям, которые не причиняют вреда или не угрожают им. В этом смысле приручение следует отличать от «социализации», когда животные обращаются с людьми во многом как с аналогами, например, пытаясь доминировать над людьми. [4]

Приручение против приручения

Приручение и приручение — взаимосвязанные, но разные понятия.Приручение — это условная модификация поведения дикого животного, когда его естественное избегание людей снижается и оно принимает присутствие людей, но приручение — это постоянная генетическая модификация выведенной линии, которая приводит к унаследованной предрасположенности к людям. [1] [5] [6] Человеческий отбор включал приручение, но одомашнивание не достигается без соответствующей эволюционной реакции. [7] Домашних животных не нужно приручать в поведенческом смысле, например, испанского боевого быка [ требуется уточнение ] .Дикие животные можно приручить, например, выращенный вручную гепард. Размножение домашнего животного контролируется людьми, а его приручение и переносимость по отношению к человеку определяется генетически. Таким образом, животное, выращенное в неволе, не обязательно приручено; тигры, гориллы и белые медведи легко размножаются в неволе, но не приручены. [5] Азиатские слоны — дикие животные, у которых при приручении проявляются внешние признаки одомашнивания, но их размножение не контролируется людьми, и поэтому они не являются настоящими домашними животными. Lair RC (1997) Gone Astray: The Care and Management of Asian Elephant in Homesticity (Региональное бюро для Азии и Тихого океана, Бангкок, Таиланд).

Источники

  • Geist, V (2011a). «Привыкание к дикой природе: достижения в понимании и применении управления». Взаимодействие человека и дикой природы . 5 : 9–12.
  • Geist, V (2011b). «Ответ Роджерсу и Мэнсфилду (2011) и Стрингхему (2011)». Взаимодействие человека и дикой природы . 5 (2): 192–196.
  • Herrero, S .; Smith, T .; DeBruyn, T .; Gunther, K .; Мэтт, К. (2005). «С поля: Привыкание бурого медведя к людям — безопасность, риски и преимущества». Бюллетень Общества дикой природы . 33 (1): 362–373. DOI: 10,2193 / 0091-7648 (2005) 33 [362: ftfbbh] 2.0.co; 2.
  • Rogers, L. L .; Мэнсфилд, С. А. (2011). «Заблуждения о черных медведях: ответ на Geist (2011)». Взаимодействие человека и дикой природы . 5 (2): 173–176.
  • Smith, T .; Herrero, S .; DeBruyn, T .; и другие. (2005). «Бурые медведи Аляски, люди и привычки». Урсус . 16 (1): 1–10. DOI: 10,2192 / 1537-6176 (2005) 016 [0001: abbhah] 2.0.co; 2.
  • Стрингхэм, С. Ф. 2010. Когда медведи шепчут, вы слушаете? WildWatch, Солдотна, AK.
  • Stringham, S.F (2011). «ikik Агрессивный язык тела медведей и наблюдение за дикой природой: ответ на Geist (2011)». Взаимодействие человека и дикой природы . 5 (2): 177–191.
A tame mouse runs across a woman Эта страница последний раз была отредактирована 15 марта 2020 в 03:44 ,Схема приручения

животных | uo-cah.com

Таблица приручения животных

Введите свой навык приручения животных, чтобы найти идеальных домашних животных, которых можно приручить, чтобы повысить свой навык приручения животных.

Таблица будет выделена ЗЕЛЕНЫМ, если существо находится в идеальном диапазоне приручения для повышения навыков.
Таблица будет подсвечена СИНИМ, если существо находится вне идеального диапазона, но все еще может быть использовано.


Существо Требуется приручение Шанс приручения
Собака -21.3
Горилла -18,9
Кролик Джека -18,9
Кролик -18,9
Mongbat -18,9
Скиттер-хоппер -12,9
Bird -6,9
Cat — 0.9
Курица -0,9
Горный козел -0,9
Крыса -0,9
Канализационная Крыса -0,9
Корова 11,1
Коза 11,1
Свинья 11,1
Овцы 11.1
Орел 17,1
Рудди Бура 17,1
Лягушка-бык 23,1
Хинд 23,1
Лесной волк 23,1
Слизь 23,1
Кабан 29.1
Desert Ostard 29,1
Ferret 29,1
Forest Ostard 29,1
Гигантская крыса 29,1
Лошадь 29,1
Низменная Бура 29,1
Паломинская лошадь 29.1
Верховая лама 29,1
Гигантский жук 29,1
Черный медведь 35,1
Лама 35,1
Белый медведь 35,1
Морж 35,1
Бурый медведь 41.1
Кугуар 41,1
Жук Караула Смерти 41,1
Аллигатор 47,1
Высокие равнины Бура 47,1
Скорпион 47,1
Серый волк 53,1
Пантера 53.1
Снежный барс 53,1
Грейт Харт 59,1
Медведь гризли 59,1
Змея 59,1
Гигантский паук 59,1
Белый волк 65,1
Stone Slith 65.1
Гаман 68,7
Бык 71,1
Гигантский ледяной червь 71,1
Кровавая Лисица 71,1
Большой Монгбат 71,1
Hellcat (Малый) 71,1
Оссейн Рам 71 ,1
Морозный паук 74,7
Неистовый Остард 77,1
Гигантская жаба 77,1
Bake Kitsune 80,7
Lava Lizard 80,7
Slith 80,7
Dire Wolf 83.1
Риджбек 83,1
Сэвидж Риджбек 83,1
Imp 83,1
Багровый дракон 84,3
Дрейк 84,3
Plaltinum Drake 84,3
Стигийский дракон 84.3
Адская гончая 85,5
Дракон 93,9
Огненный жук 93,9
Рунический жук 93.9
Болотный дракон 93.9
Ужасающий паук 95.1
Холодный дракон 95.1
Ки-Рин 95,1
Лев 95,1
Кошмар 95,1
Skree 95,1
Tsuki Wolf 95,1
Единорог 95,1
White Wyrm 96.3
Хирю 98,7
Малый Хирю 98,7
Ку Сидхе 101,1
Диметрозавр 101,1
Дракон Волк 101,1
Морозный клещ 101,1
Галлузавр 101.1
Najasaurus 101,1
Phoenix 101,1
Reptalon 101,1
Сабля -Зубчатый тигр 101,1
Saurosurus 101,1
Трицератопс 101,1
Дикий тигр 101.1
Птенец драконьей черепахи 104,7
Морозный дракон 104,7
Большой дракон 104,7
Теневой Вирм 104,7
Огненный конь 106
Raptor 107,1
Змеиный дракон 107.1
,

Приручение животных — Ultima Online

Введение

Игра за укротителя в UO — это уникальный опыт, это партнерство между игроком и пикселями. Многие в остальном уравновешенные игроки признают, что, хотя их голова говорит им, что это не имеет смысла, их сердце питает совершенно нелогичную привязанность к кучке пикселей, составляющих их любимое животное.

Сведения о навыках

    • Приручение животных — это навык, используемый для приручения животных и прирученных монстров.
    • В сочетании с навыком «Знание животных» он также определяет ваш уровень контроля над конкретным питомцем. Формулу для расчета этого контроля можно найти на странице сведений о животных.
    • Не всех животных и монстров можно приручить, на странице «Прирученные животные» приведен список тех, которые можно приручить.
    • Ваша способность приручить конкретное существо зависит от вашего общего отображаемого навыка, включая любые очки от таких предметов, как драгоценности, Знак травести или Талисман Птиц Британии. При минимальном уровне навыков, необходимом для приручения определенного существа, у вас есть только 0,2% шанс успешно приручить его.
    • Приручение основано на сложности, это означает, что вам нужно приручить существ с возрастающей сложностью, чтобы продолжать получать. Список прирученных животных упорядочен по сложности и сгруппирован по предлагаемым уровням навыков. Рекомендуется некоторое перекрытие, как и получение Хрустального шара знаний. Этот предмет является наградой за выполнение задания Мистик Ортлем в Королевском городе Тер-Мур.
    • После того, как вы приручили существо, его сложность приручения устанавливается на 0,0, и вы всегда сможете повторно приручить его с первой попытки, если оно станет диким. Таким образом, многократное приручение и выпуск одного и того же существа не повысит ваш навык, но вы можете получить его от других людей.

Приручение и ретейминг

Когда вы приручаете существо и отпускаете его, минимальные требования приручения повышаются для следующего человека, который попытается приручить его. Существо может быть повторно приручено разными игроками не более 5 раз (при условии, что сложность приручения не превышает 120.0). В таблице ниже приведены некоторые примеры этого увеличения.

Примеры переоборудования
первый
секунды
третий
четвертый
пятая
Общие значения
(скорректированный навык)
минимум + 4,8 + 19,2 + 43.2 + 76,8
зад 23,1 27,9 42,3 66,3 99,9
медведь гризли 59,1 63,9 78,3 102,3 135,9
дракон 93,9 98,7 113,1 137,1 170,7

Простая передача прирученного питомца от одного человека к другому не имеет ограничения «владелец».

Повышение навыка

Ваша цель должна состоять в том, чтобы приручить существ, у которых у вас есть около 50% шансов на успех, вы не выиграете от неудачных попыток. При использовании «Хрустального шара знаний» стремитесь к «оптимальному», но при необходимости меняйте его на «легкий» или «сложный». Избегайте слов «очень легко», «слишком легко», «очень сложно» и «слишком сложно». Вы также можете изменить свой уровень сложности, надев или сняв украшения, если «оптимальная» сложность кажется неуловимой. Макрос для «использовать навык> укрощение» «последняя цель» очень полезен.

Используйте крайний правый столбец на странице «Прирученные животные» в качестве руководства, но не думайте, что вам нужно строго ему следовать. Прирост приручения может немного отличаться от персонажа к персонажу, поэтому поэкспериментируйте с рекомендуемым диапазоном, позвольте некоторому перекрытию и посмотрите, что лучше всего подходит для вас.

Обучение приручению может показаться долгим, ведь на приручение питомца уходит больше времени, чем на то, чтобы размахивать мечом! Включайте разнообразие в то, что вы приручаете, скоро наступит скука, и вы начнете мечтать о белых медведях или быках!

Укрощение агрессивных существ

Отличный способ избежать излишней скуки — приручить то, что преследует вас, а не вы сами.Начните с того, что вас не убьет, даже если поймает, и к тому времени, когда вы подниметесь достаточно высоко, чтобы приручить больших парней, вы превратите приручение в изящное искусство. Жуки Караула Смерти были бы хорошим «стартовым» агрессивным игроком.

Есть несколько вещей, которые вам нужно учитывать. От вас должен быть свободный путь к существу — хотя иногда вы можете воспользоваться тем фактом, что существо недостаточно умное, чтобы действительно найти этот путь; также вы не можете приручить существо, которое получает урон любого вида — не бейте его! Неспособность оставаться вне диапазона рукопашного боя существа приводит к сообщению « Животное слишком сердито, чтобы продолжать приручение ».Совет, чтобы избежать этой проблемы — носить с собой лук, желательно поддерживающий заклинания, но не стрелы.

Методы, с помощью которых вы можете избежать того, чтобы вас съели потенциальные прирученные, если у вас есть соответствующие навыки и способности:

  • Примените миротворчество к существу.
  • Вызов добродетели чести
  • Используйте заклинание мистицизма «сон» (или массовый сон).
  • Используйте заклинание «паралич». Никогда не применяйте этот метод к питомцу, которого собираетесь оставить, использование заклинания снижает навыки питомца на 4%.

Некоторые из самых умных существ не любят, когда их приручают. « Вы, кажется, злите зверя. » — это, скорее всего, результат, который вы будете видеть довольно часто, прежде чем сможете начать (не обязательно успешную) попытку приручения. Продолжайте пытаться, и в конце концов у вас все получится.

Стратегии битвы

Идея укротителя заключается в том, что удары принимает питомец, а не вы.

  • Стремитесь держать питомца между вашим персонажем и точкой возрождения все время, будьте бдительны, если новое возрождение окажется ближе к вам, чем питомец, умело шагая мимо питомца за доли секунды до цели новичка.
  • Отправьте питомца с помощью команды атаки или убийства, а затем перейдите к ветеринару.
  • Идеалы в Ильсенаре повторно нацелены на все, что движется. Есть 3 основные стратегии решения этой проблемы.
    • Используйте шаблон со «скрытностью» и просто подойдите к питомцу, вы обнаружите, когда начнете проверять.
    • Отправьте питомца с командой атаки, затем используйте «следуй за мной», чтобы подвести к вам питомца и атакующего монстра, повторно выдав команду атаки, когда они достигнут вас.
    • Используйте заклинание телепортации, чтобы добраться до вашего питомца.

Выбор подходящего питомца

Когда дело доходит до наполнения конюшни, вам необходимо учитывать не только тип домашнего животного, но и то, насколько он подходит для его вида. Если ваши знания о животных достаточно высоки, вы сможете выбрать, какое существо приручить, прежде чем предпринять попытку, если нет, вам нужно будет приручить и отпустить, пока вам не удастся получить то, которое соответствует вашим потребностям. Некоторые люди тратят огромное количество времени на поиски «идеальной» статистики, хотя не все трактуют «идеальный» одинаково.Что вам нужно: высокое HP или высокие навыки? Это вопрос выбора, хотя введение «Дрессировки животных» (публикация 97) позволяет настраивать и улучшать даже посредственное домашнее животное.

Еще две вещи, которые следует учитывать, — это «слоты для последователей» и «инстинкт стаи». Они определят, на каких питомцев вы можете «объединиться» для охоты.

слота для последователей обсуждаются на странице «Владение домашними животными».

Инстинкт

Pack — это тоже то, о чем нужно подумать, собирая свою «команду».Когда вы используете 2 или более существ с одним и тем же инстинктом стаи, даже если существа разного типа, это свойство питомца дает бонус к урону, наносимому каждым питомцем. Бонус начисляется следующим образом:

  • 2 питомца = + 25%
  • 3 питомца = + 50%
  • 4 питомца = + 75%
  • 5 питомцев = + 100%

Примечание: этот бонус распространяется только на домашних животных, находящихся под вашим контролем. Объединение с другим игроком, использующим тот же тип питомца, не дает бонуса. Инстинкт питомца теряется, если приручение животных увеличивает требование слота для последователя до такой степени, что несколько питомцев не могут использоваться.

Домашние животные с Pack Instinct
Тип упаковки Домашние животные
Медведь Черный медведь, Бурый медведь, Медведь гризли, Белый медведь
Бык Быков
Собачий Темный волк (знакомый), Лютый волк, Собака, Серый волк, Адская гончая, Адская гончая (лидер), Лесной волк, Белый волк.
Демон Дьявол (вызов), Огненный конь, Бес
Лошадь Огненный конь
Кошачий Кот, Пума, Адский Кот (Большой), Адский Кот (Маленький), Пантера, Снежный Барс
Остард Пустыня Остард, Форест Остард, Бешеный Остард
Raptor Raptor

Профили питомцев

Краткий обзор преимуществ, недостатков и особенностей некоторых наиболее популярных домашних животных.В этом разделе рассматриваются питомцы в том виде, в котором они появляются, влияние дрессировки животных не учитывается.

Первый «агрессивный» питомец, который большинство укротителей добавляют в свою конюшню и которому нужен единственный слот управления, используемый в стае, их урон, наносимый инстинктом стаи, феноменален. Однако управлять 5 существами одновременно и поддерживать их жизнь — задача не для слабонервных. Одиночное безумие полезно там, где вам нужно строго контролировать наносимый урон, например, довести гигантского жука до «подавленного» состояния, необходимого для его приручения.

Довольно низкие требования к приручению этого хихикающего существа, но высокие показатели жизни и способности наносить урон делают его популярным первым партнером в охоте. Приручение может быть довольно забавным, поскольку, будучи дикими, они имеют способность превращаться в полиморф, но, к сожалению, они теряют эту способность при приручении.

Сейчас редко встречающийся, дракон был первым товарищем по охоте дрессировщика, когда он ехал на своем неистовом остарде.

В течение многих лет это самое популярное животное среди укротителей, которое реже встречается, так как диапазон прирученных питомцев стал более разнообразным.

Эти существа, которых часто называют просто декоративными, обладают инстинктом стаи, и пара из них может быть грозной силой против правильного врага, их урон составляет 80% урона от огня.

Это существо полностью устойчиво ко всем ядам и будет пытаться вылечить своих хозяев, когда хозяин был отравлен. Однако есть один недостаток: приручать единорогов и кататься на них могут только самки.

Ки-рин призовет силы природы, чтобы помочь защитить своих владельцев, только самцы могут приручить их и оседлать их.

Преследуемые своим более могущественным кузеном, большим драконом, самые ручные драконы томятся в хлеву своего хозяина, заброшенные и забытые.

Сильный союзник, когда используется против правильного врага, его урон составляет 50% физического и 50% холодного.

Высокая отравляющая способность позволяет быстро расправиться с большинством врагов.

Эта более сильная версия любимого кошмара укротителя была получена победой над его бывшим владельцем, контролером Авангарда. Эти существа участвовали в сюжетной арке и больше не появляются

.

Этот похожий на птицу ездовой дракон обладает яростной атакой и способен спешиться с противником.

Это дружественное верховое животное не только лечит себя, но и пытается вылечить своего владельца, хотя, к сожалению, воскресение для него не под силу. Хотя этот питомец способен сразиться с большинством врагов, это может быть обширная битва, и часто пара меньших питомцев может быстрее достичь цели.

С выходом урона 25% яда, 75% энергии этот питомец эффективен только против правильного врага.

Самый большой и самый жестокий прирученный в стране, этот питомец требует, чтобы у его владельца не было другого компаньона (т.е. он занимает 5 слотов для питомцев).Подобно ку-сидхе, он может сражаться с большинством врагов, но это не всегда самый быстрый способ достичь своей цели.

,

Руководство по приручению и обучению животных

Простое руководство по приручению и обучению животных в Rimworld.

Как приручить и дрессировать животных

Введение

Система управления животными в RimWorld не совсем понятна. Это руководство представляет собой базовое введение в цель каждого задания по обучению животного в Rimworld. Я стараюсь не вставлять спойлеры в это основное руководство.

Освобождение животных означает отправку животных для нападения на кого-то или что-то (животных / роботов).Эта команда доступна только при выполнении нескольких условий:

  • Пешка должна быть «Хозяином» этого животного.
  • Вы должны выбрать пешку, и она должна быть в атакующем режиме.
  • Когда вы даете команду отправить животное, вы отпускаете его.

Дина, пешка слева, выбрана, и вы можете ясно видеть ее «телохранителей». Она Хозяин этих животных.

Вкладка «Обучение»

Начнем с животного, щелкните его левой кнопкой мыши и выберите вкладку «Обучение».В данном случае это Bison, и открыв вкладку Training для Bison-13, мы видим:

Обратите внимание на следующее:

  • Приручение
  • Guard
  • Attack
  • Resuce
  • Haul

Также обратите внимание на Показатель дикости, в данном случае 60%.

Элементы обучения

Приручение

Каждое отдельное животное на вкладке «Животные» будет иметь это, поскольку оно автоматически дается при первом приручении, то есть 5/5.Этот бизон, однако, находится на 4/5. Это означает, что Бизон-13 постепенно становится более диким / менее ручным. Прежде чем уровень приручения достигнет 0/5, если вы собираетесь оставить животное, вы должны убедиться, что ваши дрессировщики сосредоточены на животном. Если приручение животного достигает 0/5, оно возвращается в набор животных «Дикая природа» (т.е. покидает вашу колонию).

60% для Bison важны, и я объясню больше в следующем разделе, Приручение ухода. Вкладки «Дрессировка» и «Потребности» есть только у прирученных животных. У дикой природы нет.

Guard

Это основная функция для любой дрессировки животного. Думайте об этом как об обучении основам животных.

Без обучения Стражу животное не следует за пешками и не охраняет их. Чтобы животное выполняло охранную работу, ему должен быть присвоен «Мастер». Для этого, когда животное обучено для Стража, вы назначаете Мастера на вкладке Животные в главном игровом окне или непосредственно на вкладке Дрессировка этого животного. После того, как вы назначили мастера, вы затем нажимаете команду «Follow» на вкладке «Животные» в главном окне игры.

Это последовательность, чтобы гарантировать, что животное будет охранять своего хозяина (вместо того, чтобы бродить вокруг):

  • Обучите животное работе с охраной.
  • Назначьте хозяина этому животному (на вкладке «Животные»).
  • Нажмите на галочку «Следить» у животного (на вкладке «Животные»).

Для Зубр-13 проходит обучение на Стражу. У него не может быть Мастера, потому что он еще не обучен. (См. Другие примеры Карибу-1 и Казуара-2 ниже)

Атака

Это часть Guard.И вся цель этого обучения — позволить вам отправить животное вперед, чтобы атаковать кого-то / что-то — кнопка для этого — «Освободить животных» вашей призванной пешки. Ниже приведен пример этого — отправка 35 хищников атаковать одного рейдера.

Обучение атаке происходит после того, как вы прошли обучение охранника. Итак, когда у вас есть новое животное, которое вообще не дрессируется, вы можете нажать на «Обучение атаке», и игра автоматически попросит пешек обучить животное сначала обучению охраны, а затем обучению атаке.Тренировка атаки без тренировки Стража невозможна. Если вы нажмете «Только тренировка атаки», игра автоматически также выберет тренировку охраны. И тренировка Стражей идет в первую очередь, прежде чем можно будет начать тренировку Атаки.

На картинке ниже глупый ход, с помощью которого я послал 35 хищников напасть на одного оставшегося рейдера (его друзья убиты), но ключевым моментом являются кнопки «Освободить животных» внизу картинки. Пять пешек контролировали животных, т.е. являлись Мастером. У остальных не было достаточных навыков обращения с животными для этого.Фактически, именно поэтому вы тренируете животных для «нападения», а именно для того, чтобы послать хищников атаковать кого-то или что-то («Глупо», потому что я обычно не такой жестокий. Обещаю!).

Это может сбить с толку новичков, потому что тренировка «Атака» предназначена для команды «Освободить животных» взятой пешкой, и только если пешка является Хозяином этого животного. Обратите внимание, что не все пешки на этой картинке являются Мастерами животных, из 10 пешек / людей только 5 могут управлять хищными животными. У хищников обычно более высокие требования к навыкам обращения с животными.

Это может быть недосмотр разработчиков игр, использующих два разных слова для обозначения одной и той же функции — «выпуск» животного, чтобы «атаковать» что-то. Эта двойственность может быть источником путаницы — это все, что я говорю.

Rescue

Этот, к счастью, не требует пояснений. Животное спасет ваших сбитых пешек или даже раненых в драке животных. Он назначается автоматически. Вы не можете отдать команду животному на спасение, как пешкам.Для пешек или животных со значительными травмами обычно лучше назначить пешек напрямую, чем ждать игры, чтобы назначить одного из ваших спасательных животных.

Haul

Это не требует пояснений. Используйте возможности зонирования в игре, и животные, обученные переноске, сделают это автоматически. Хорошая схема переноски позволяет сэкономить время и позволяет игроку продолжить игру вместо того, чтобы дважды проверять пешек или перевозчиков животных, чтобы убедиться, что работа выполнена.

Приручение ухода за зубами

60% для зубров важны, потому что вам нужно содержать своих животных. В контексте приручения рассматривайте это как индикатор разложения — скорость одичания животного (снова дикого). В переводе на управление колонией это означает, что нужно уделять больше времени «приручению».

Техническое приручение играет важную роль в вашей игре, если вы собираетесь держать животных в своей колонии. Не только как ресурс питания (мясо + молоко), но и как активные участники — транспортировка материалов, спасение сбитых животных и пешек, элитный боевой отряд (хищники) и так далее.Стратегии, которые вы можете использовать с колонией, основанной на животных, бесконечны. К сожалению, советы и хитрости животных выходят за рамки этого руководства.

Просто обратите внимание, что, как только вы начнете приручить хищников и сделаете их слишком много, вы заметите, что вашим укротителям будет труднее поддерживать ваших животных. И вы можете начать терять некоторых животных и снова стать одичавшими. Есть несколько способов смягчить это. Один из подходов — избирательно подходить к тому, каких хищников вы приручаете для своей «армии животных». Последний раздел этого руководства посвящен оценке дикости и выбору лучших хищников для приручения.

Медведи из-за своего размера забавно выглядят, выполняя перетяжку. Все, что они несут, выглядит крошечным. Вот Гриззи — у нее связь с Рейтранбоа, о чем мы поговорим в следующем разделе. Обратите внимание на спасительный распад Гриззи (1/2).

Связь и животные

Не все животные связаны с вашими колонистами (пешками). Но если они это сделают, ваша пешка получит положительный эффект +5. Эти баффы складываются. Таким образом, вы можете получить значительные положительные эффекты, просто имея пешки, которые связаны с вашими животными.

Пример ниже — Дина (она также изображена на самой первой картинке выше).У Дины депрессивная черта. Обычно довольно сложно управлять пешками с высокой депрессивной чертой (перманент -12), но в этом случае этому противодействует бафф +15, потому что у нее есть связи с 3 животными. Следовательно, связывание — это простая, но эффективная стратегия управления пешками. (Также обратите внимание на рисунок ниже, различные животные, выполняющие перетяжку.)

Чтобы проверить, есть ли у животного связь с кем-либо в вашей колонии, откройте вкладку «Животные» в главном окне игры. Знак сердца рядом с главным столбцом указывает на связь.

Обратите внимание, что обучение охранника не имеет ничего общего с привязанностью к животному. Связь не имеет ничего общего с фактическим обучением как таковым, потому что я видел, как мои пешки, не относящиеся к животным, на самом деле связывали животных, которых они не могут обучать, таких как медведь гризли, у которого рейтинг дикости 80%! Посмотри на последнее фото ниже, Гриззи. Ей требуется минимум 8 навыков обращения с животными, но у нее есть связь с пешкой, Стивеном, чей уровень навыков обращения с животными равен 1.

Обучение хозяев животных и охранников

Что касается обучения мастеров и «охранников», то только животных прошедшие обучение Стража, могут быть назначены Мастером (Примечание: для назначения Мастера обучение «Атаке» все еще может быть невыполненным, как в Карибу-1).На рисунке ниже показано, что у Карибу-1 есть мастер (Азартная игра), в то время как у Казуара-2 нет, потому что у нее выдающаяся подготовка Стражей.

Вы назначаете роль Мастера на вкладке «Дрессировка» животного или в главном игровом окне на вкладке «Животные» внизу.

.

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о