Чукотская ездовая лайка (Породы собак) Энциклопедия о животных EGIDA.BY

Дай мне зиму и собачью упряжку, а остальное возьми себе…
Кнуд Расмуссен

Немного истории

Известно, что без ездовых собак вряд ли были возможны многие географические открытия и освоение человеком Арктики. Так, оба полюса Земли покорены на собачьих упряжках: в 1909 г. Пири с их помощью достиг Северного полюса, Амундсен в 1911 г. водрузил флаг Норвегии на Южном полюсе, пройдя на собаках в тяжелейших условиях Антарктиды 2980 км за 99 дней. В России, начиная с XVIII века, со времен Великой северной экспедиции Петра I, и до 70-х годов нашего века ни одна северная, особенно арктическая, научная экспедиция не обходилась без собачьих упряжек,

Езда на собаках в течение многих веков, а в ряде случаев и тысячелетий, была важнейшей частью традиционного образа жизни коренных (аборигенных) народов и старожильческого, особенно русского, населения Российского Севера. Недаром великий Амундсен писал: «В езде на собаках русские и чукчи стоят выше всех, кого мне приходилось видеть».

Специалисты полагают, что ездовое собаководство гораздо старше езды на оленях; появилось оно несколько тысячелетий назад на северо-востоке Азии, там, где находятся теперь Якутия, Чукотка и Камчатка. Веские подтверждения этому представили недавно наши ученые.

В начале 1990-х годов на острове Жохова (архипелаг Новосибирские о-ва) была обнаружена охотничья стоянка, которую обследовал петербургский археолог Владимир Питулько. Он нашел остатки нарт, собачьей упряжи, сохранившиеся кости собак. Датировки радиоуглеродным методом показали, что возраст находок 7800-8000 лет. Это самая древняя стоянка в высокоширотной Арктике. Московские палеоэкологи под руководством доктора биологических наук Л.ГДинесмана раскопали кости собак в древнеэскимосских поселениях Чукотского полуострова и определили их возраст по радиоуглероду: 2480-2630 лет. Там же впервые найдено погребение древней собаки с полностью сохранившимся скелетом. Один из исследователей, Аркадий Савинецкий, сообщил мне, что ископаемые кости, достаточно разнородные по своим размерам, свидетельствуют о том, что эскимосы ели своих собак.

Отечественные этнографы М.Г.Левин (1946), И.В.Смоляк (1980) и другие отмечают, что с древнейших времен вплоть до наших дней для аборигенов Севера и Дальнего Востока ездовые собаки всегда были универсальными животными: на них ездили и перевозили грузы, их мясо употребляли в пищу, а из шкур шили зимнюю одежду. Собака была культовым животным: ее приносили в жертву и совершали над ней другие религиозные обряды.

Если в таежной зоне одновременно сосуществовали и охотничьи и ездовые собаки, то тундровые народы, как правило, не имели специализированных охотничьих собак. Они высоко ценили своих ездовых, более того, ощущали кровную связь с ними: у азиатских эскимосов, например, не принято было лечить заболевшую собаку — её болезнь могла перейти на хозяина. Ездовые собаки России На: территории России до 1950х годов существовали, по Э.И.Шерешевскому, другим авторам и архивным материалам, следующие аборигенные ездовые собаки: гиляцкие (амурская и сахалинская группы), камчатские (ительменская и корякская группы), анадырские, чукотские, якутские (индигирская и колымская группы), енисейские (несколько групп). Термином «группа» обозначены возможные популяции собак, но в настоящее время трудно показать их генетическую самостоятельность. Ездовые собаки Таймыра и Новой Земли, вероятно, не были отдельными группами. Интересно, что в этом списке отсутствуют ездовые собаки Западной Сибири и Русского (Европейского) Севера. Так, в работах Э.И.Шерешевского и А.П.Мазовера нет даже упоминания о самоеде, ездовой собаке ненцев (самоеды — старинное название этого народа), хотя эта естественная порода* как одна из красивейших была достаточно известна в России начиная со второй половины XIX века.

* Естественные породы домашних животных древние породы, сохраняющие облик предковых форм и обладающие наименьшим количеством нефункциональных признаков одомашнивания. Они оптимально приспособлены к внешним условиям и кормам, отличаются крепкой конституцией и устойчивостью к местным болезням. Естественные породы, имеющие обширные ареалы, как правило, состоят из ряда внутрипородных групп, которые могут заметно различаться по внешним признакам и своему назначению.

В 1954-1958 годах все аборигенные группы ездовых собак бы ли «упразднены» с объединением их в единую породу «северо-восточная ездовая собака». Стандарт ее был составлен в основном по экстерьеру камчатских ездовых Однако и эта сборная «порода» была исключена из официального списка отечественных пород где-то в конце 60-х годов. По времени это совпало, с началом широкомасштабного индустриального освоения Севера, когда традиционный образ жизни коренных северян был объявлен «не имеющими перспективы архаическими пережитками», а вездеходы, снегоходы и вертолеты активно вытесняли собачий транспорт. Ездовое собаководство уцелело только там, где жители не хотели отказываться от своих «товарищей по риску» и где никакая техника не могла заменить собак.

Чукотская ездовая

За долгие годы моей работы на Севере и Дальнем Востоке просто невозможно было не встретиться с ездовыми собаками. Я осмотрела упряжки Ненецкого автономного округа (поселки Коротаиха, Усть-Кара, Варнек на острове Вайгач, куда вывезли своих собак новоземельские ненцы), Ямала (поселок Новый порт, где упряжки использовались безоленными ненцами-рыбаками), Чукотского полуострова (9 национальных поселков) и Сахалина, где в 1972 г. мне единственный раз довелось увидеть особо ценимых нивхами собак тигрового окраса.

Во всех обследованных регионах ездовые собаки были представлены двумя типами. Первый, довольно немногочисленный крупные длинношерстные животные грубого сложения с тяжелой мордой, висячими на хрящах или сильно закругленными стоячими ушами. Второй тип, который численно везде преобладал, имел экстерьер, характерный для шпицеобразных: крепкое сложение, шерсть средней длины, клинообразная морда с сухими губами, небольшие стоячие уши, овальные, косо посаженные темные глаза.

Оказалось, что самое многочисленное и единообразное по породным признакам поголовье ездовых собак второго типа обитает в национальных поселках Чукотского полуострова. Будучи в то время руководителем зоологической экспедиции, я приняла решение о создании в составе экспедиции кинологической группы специально для изучения собак Чукотки.

Идея была поддержана академиком В.Е.Соколовым, академиком ВАСХНИЛ Е.Е.Сыроечковским и членом-корреспондентом АН СССР Ю.И.Черновым, и в 1985 г. началось кинологическое обследование собак Чукотского полуострова. Для бонитировки всего поголовья ездовых были приглашены ветеринарный врач Николай Носов и кинологи Владимир Беленький и Игорь Фрадин. В проведении исследований помогали журналы «Вокруг света» и «Северные просторы», значительная часть работ выполнена при финансовой поддержке фонда Сороса «Культурная инициатива».

За пять лет, с 1985 по 1989 годы, нами было осмотрено около 2500 собак в 9 национальных поселках Чукотки. В 1988 году удалось провести поголовную перепись упряжек одновременно во всех поселках. Она показала, что на 4192 коренных жителей, включая стариков и детей, приходилось тогда 149 упряжек, объединявших 1594 собаки. Из этого количества породными по экстерьерным признакам и рабочим качествам можно было признать около 400 собак, остальные представляли собой метисов разной степени кровности, в том числе и с длинношерстными ездовыми, отмеченными во всех поселках. Основное поголовье ездовых собак и в то время и теперь сосредоточено в северных поселках полуострова, где зимой ведется промысел нерпы с припая, который просто невозможен без собачьей упряжки.

В национальных поселках Новое Чаплине, Янракыннот, Лорино, Уэлен, Инчоун, Нешкан и Марково у собак были определены семь основных параметров: высота в холке, косая длина туловища, обхват груди, длина передней ноги, обхват пясти, длина головы, длина морды. На основе промеров, изучения рабочих качеств и поведения было сделано описание породы и разработан ее стандарт.

Впервые он опубликован Российской федерацией служебного собаководства в 1993 году, а в настоящее время после доработки передан на утверждение в Российскую кинологическую федерацию.

В первых публикациях 1991 года Николай Носов и я описывали чукотских ездовых, опираясь на их родство и большое внешнее сходство с не аборигенной породой Аляски «сибирский хаски», основу которой положили несколько упряжек, вывезенных с Колымы и Чукотки во времена «золотой лихорадки». Однако за прошедшее время обе породы значительно разошлись не только по экстерьеру, но и по рабочим качествам. Чукотские и колымские собаки так и остались аборигенными, неприхотливыми в еде и содержании, удивительно работоспособными, а сибирский хаски стал на Аляске заводской породой, в формировании которой были использованы и другие породы. Так, например, стандарт сибирского хаски допускает голубые глаза и разноглазие («сорочий глаз»). Для чукотской ездовой оба признака являются дисквалифицирующими пороками. Традиционно чукчи уничтожали собак с голубыми глазами, считая, что они обладают худшим шерстным покровом, хуже работают, особенно на припае во время охоты на нерпу, и слишком много едят.

В заключение этого раздела мне хочется сказать несколько слов о моих коллегах по работе. Без их самоотверженности, умения уговорить владельцев упряжек предоставить собак для измерения у нас ничего бы не получилось. Основную тяжесть работ взял на себя Николай Носов, который внес выдающийся вклад в северное собаководство. Он не только участвовал в биометрических исследованиях, но и разработал комплексную систему мероприятий по сохранению в чистоте аборигенных ездовых, которую можно использовать в любых районах Севера. Помимо этого, Николай Носов описал и измерил оленегонных собак чукотского питомника Маркове; эти промеры легли в основу проекта стандарта породы «ненецкий оленегонный шпиц».

После завершения работ на Чукотке Николай Носов и Игорь Фрадин участвовали в организации и проведении первой гонки «Берингия», трасса которой проходила через 21 поселок Камчатки, Корякин и Чукотки. Там им впервые удалось осмотреть камчатских ездовых, находящихся в несравненно худшем состоянии, чем чукотские собаки. Важным результатом работы профессиональных кинологов на Чукоткой Камчатке стала активность коренных жителей владельцев упряжек по сохранению и разведению породных ездовых собак в чистоте.

Рабочие качества и поведение ездовых собак

Ездовые собаки должны совмещать, казалось бы, несовместимые качества. Для успешной работы в упряжке им надо подавить охотничьи инстинкты, но в то же время они должны уметь защитить своего хозяина от медведя, помочь ему в охоте на нерпу. Знаменитые чукотские собаки-луночницы отбираются из ездовых. Во время зимней охоты на нерпу охотник выезжает на припай, оставляет упряжку в приметном месте, а сам идет в торосы с одной или двумя, собаками, великолепно чующими лунки (продухи) нерпы, под снегом и определяющими, какие из них посещаются зверем. Упряжка много часов терпеливо ждет хозяина — собаки свернулись в клубки и уткнули, носы в пушистые хвосты. Бывает, что и снегом их занесет, но они все равно будут лежать на том же месте, изредка приподымая головы и, прислушиваясь, не возвращается ли охотник.

Заменить собачьи упряжки на зимней охоте не может никакая техника. На каждом шагу охотника подстерегает здесь опасность: тонкий слой снега или хрупкий молодой лед скрывают полыньи и трещины, сильный ветер может разломать припай и оторвать его от берега. Легко заблудиться в хаотическом нагромождении торосов. А если налетит пурга с ураганным ветром, залепляющим лицо мокрым снегом? Только собаки могут спасти охотника: они найдут самую безопасную дорогу к поселку, минуя снежные надувы и проламывающийся лед. Тут многое, если не все, зависит от вожака упряжки.

Вот такого опытного и очень старого пса довелось увидеть Николаю Носову у чукчи Рильхина из поселка Уэлен. Псу было уже 14 лет, но он продолжал работать, полностью оправдывая кличку Компас. В дальних поездках хозяин даже возил его на нарте и ставил во главе упряжки только в самых сложных ситуациях. Компас во время пурги и бездорожья всегда находил дорогу домой — не было случая, чтобы он ошибся. Такие собаки на Чукотке пока еще не редкость.

Старики вспоминают, как прежде собаки помогали охотиться на белого медведя. Упряжка, разогнавшись, резко сворачивала в сторону перед грозным противником, а нарта с усиленной передней дугой по инерции летела вперед и, словно таран, останавливала медведя или даже сбивала его с ног. Тут-то охотник и пускал в ход свое копье. На юге Чукотки в наше время ездовых собак используют для пастьбы оленей, отбирая пригодных по спокойному, не охотничьему отношению к оленям. Летом собаки буксируют лодки, перевозят во вьюках грузы, тянут нарты по заболоченной тундре. Им больше нравится работать, чем день за днем сидеть без дела на привязи. Характер ездовых собак спокойный, уравновешенный, к человеку они относятся неагрессивно. Встречаются животные с явно выраженной пассивно-оборонительной реакцией не только на посторонних, но и на хозяина, однако это не значит, что они хуже обучаются и работают.

«Собаки принимают своего хозяина целиком — с его скверным характером, с его ошибками, признают его власть и законы, подчас жестокие, когда этого требует спасение человеческих жизней», — так коротко определил взаимоотношения человека и ездовых собак француз Пьер Маньян.

Вожаки

Каждая упряжка — это маленькая стая со своей иерархической структурой, во главе которой стоит человек. Он управляет этой стаей через одного-двух вожаков. Один вожак умеет наилучшим образом выбрать дорогу, провести упряжку по тонкому льду, правильно сориентироваться среди торосов или а пургу. Именно таков Компас, о котором говорилось выше. Другой вожак организует работу всех собак упряжки, бдительно следит, чтобы они работали в полную силу и подчинялись хозяину. Вожаки вовсе не обязаны сильнее всех тянуть потяг — главная их задача заставить упряжку работать даже тогда, когда собаки уже устали. По команде каюра вожаки выбирают темп движения, наиболее приемлемый для всех. Некоторые вожаки вполне по-человечески не терпят лентяев и, как только предоставляется возможность, жестоко наказывают их.

Вспоминаю курьезный случай в поселке Барроу на Аляске. Биолог Крейг Джордж показывал мне свою новую упряжку из великолепных очень крупных гренландских ездовых. Когда он начал запрягать собак, я с удивлением увидела, что передовиками поставлены две невзрачные беспородные собачонки размером с фокстерьера. Заметив мое удивление, Крейг сказал, что этих собачек прежний хозяин упряжки отдал в качестве бесплатного, но обязательного приложения к дорогим гренландским псам, пояснив, что без них собаки слаженно работать не будут. Мы тронулись в путь, и это оказалось правдой малютки уверенно выбирали дорогу среди торосов и командовали огромными собаками, словно несмышлеными детишками.

Вот что рассказал о своем вожаке Михаил Зеленский, выросший в старинном чукотском селе Нунямо.

— Я с детства знаю чукотский язык и обычаи этого народа. И, как все мужчины нашего поселка, чуть подрос — завел себе упряжку. Упряжка была неплохая, а вожак просто умница. Однажды ему надоело ночевать в снегу на морозе. По приставной лестнице он залез на чердак и улегся там (на ночь я собак не привязывал). Ну, думаю, пусть ночует на чердаке. Однако, переночевав, вожак решил, что и остальным собакам наверху тоже будет лучше, и в следующую ночь увел за собой на чердак всю упряжку. Сам-то он хорошо лазил по лестнице вверх и вниз, а вот другие, как оказалось, — только вверх. Утром — вой, сразу не поймешь, откуда. Наконец разобрались, спустили собак. Но потом пришлось всю упряжку учить лазить по лестнице вниз — каждую ночь вожак уводил ее на чердак.

Выбор вожака — дело сложное, и у каждого народа есть свои способы. На юге Чукотки вожака определяют, когда щенки еще слепые. Их сажают в глубокий таз, куда брошена шкура. По ней щенки выбираются на край таза и начинают ходить по нему. Один за другим они сваливаются, но бывает, что остаются один-два, которые долго могут уверенно ходить по краю. Вот из них-то и следует брать вожака. Такие собаки, став взрослыми, хорошо чувствуют пространство и даже в темноте не поведут нарту по снежному надуву, под которым пустота. Вожака обучают два года, он — особая ценность и гордость хозяина, посредник между ним и остальными собаками упряжки.

Формирование, содержание и кормление упряжки

Формирование упряжки у разных народов основано на разных: принципах, но в главном все едины — в упряжке должны быть по преимуществу однопометные собаки и собирать упряжку лучше из молодых животных, которые легче привыкают друг к другу. Южные чукчи составляют упряжку из одних кобелей; каждый хозяин оставляет у себя одну-двух сук для разведения, остальных уничтожает. Северные чукчи и азиатские эскимосы на Чукотском полуострове собирают упряжки из кобелей и сук, но большинство кобелей кастрируют, сохраняя на племя всего несколько. Говорят, можно собрать упряжку и из некастрированных кобелей, но работать на ней трудно: регулярно возникают драки не на жизнь, а на смерть, упряжка, увлекаемая точной сукой, может умчаться, не подчиняясь ни вожаку, ни хозяину. Создавая новую упряжку, можно приобрести несколько взрослых рабочих собак и постепенно добавлять к ним молодых, еще не обученных.

Не стоит думать, что разведением и отбором ездовых собак может заниматься каждый коренной житель — это особый талант. Известный гонщик Николай Эттыне из поселка Нешкан рассказал, что в их семье «собачками» занимается его мать, а он только ездит на них. (Северяне никогда не скажут про ездовых «собаки», а только ласково — «собачки».)

На Чукотке и Камчатке обычное число собак в упряжке — 8-12, однако на зимнюю охоту на морского зверя запрягают 6-8: более длинная упряжка с трудом маневрирует среди торосов. Способ запряжки цуг. Впереди ставят вожаков, за ними располагают обученных, хорошо тянущих собак, ближе к каюру — молодых, а также плохо слушающихся и ленивых животных, на них при необходимости легко воздействовать на ходу: можно наказать остолом или, наоборот, подбодрить, соскочив с нарты и потрепав собаку по загривку.

Ездовых собак содержат привязно, упряжками, располагая их в той же последовательности, в какой запрягают. Летом в сырых местах для упряжек иногда делают настилы из досок, но, если собаки могут дотянуться до земли, они вырывают глубокие ямы, где и сидят большую часть времени.

Одна из основных причин сокращения количества упряжек в нашей стране — необеспеченность полноценными кормами в большинстве регионов Севера. Многие местные жители хотели бы держать упряжки или увеличить число ездовых собак, но не могут позволить себе этого — собак трудно и дорого прокормить. На Камчатке, где ездовых традиционно кормили рыбой, каюрам долгое время не выделяли средств на содержание упряжек, хотя по берегам рек во время хода лососевых гниют груды красной рыбы, выпотрошенной браконьерами на икру. В поселках Чукотского полуострова положение с кормами, вероятно, наилучшее — там издавна собаки существуют на отходах от морского зверобойного промысла. Мясо и жир морского зверя, моржей, нерпы, серых китов по своей пищевой ценности намного превосходят все другие источники животных белков и жиров. То же самое можно сказать и о лососевых, остатками, которых подкармливают своих собак морские охотники Чукотки. При таком питании чукотские ездовые долго сохраняют рабочую форму, а зубы, когти и шерсть даже у 8-10-летних собак в хорошем состоянии.

Развитое и экономически выгодное ездовое собаководство может существовать только там, где есть достаточное количество дешевого белкового корма, ведь у этих собак сохранился белково-жировой тип обмена веществ. Для них непригодны нормы кормления, принятые в отечественном служебном собаководстве, которые восполняют энергетические затраты за счет углеводов, а не жиров. Переизбыток углеводов отрицательно сказывается на состоянии здоровья ездовых собак: страдает печень, собаки набирают избыточный вес, становятся рыхлыми и, наконец, теряют свою работоспособность и выносливость. Лучше кормить упряжку теми кормами, которые традиционны для каждого региона: на Колыме и Камчатке — рыбой, на Чукотском полуострове — мясом морского зверя с добавлением рыбы, которая благотворно влияет на состояние шерсти. При этом всегда следует учитывать: возраст и физиологическое состояние животных и соответственно подбирать рационы.

Естественные породы ездовых собак, как и другие отечественные домашние животные народной селекции, являются частью национального достояния России, уникальными объектами ее культурного и природного наследия. Состояние большинства породных групп собак, перечисленных в этой статье, внушает серьезные опасения, мы даже не знаем, существуют ли они еще. Пока не поздно, необходимо спасти хотя бы те группы, которые сохранились в глухих уголках нашей страны.

Будущее аборигенных ездовых собак самым тесным образом связано с судьбой коренных северян, ведущих традиционный образ жизни. Охотники и рыбаки — чукчи, эскимосы, коряки, ительмены, нивхи, ненцы — только они в полной мере могут сохранить замечательные качества своих собак. Однако многое способны сделать и любители-собаководы каждого северного региона, взяв на себя задачу выявления и сохранения генофондов местных естественных пород ездовых и охотничьих собак и создания на их основе заводских пород. Думается, что это наш общий долг перед предками и будущими поколениями.

В заключение хочу сказать, что во всех странах, где мне довелось побывать, я видела трепетное и бережное отношение общества и государства к своим породам собак. Повсюду они предмет национальной гордости и уважения. Неужели мы совсем другие?

Людмила БОГОСЛОВСКАЯ, доктор биологических наук


ОПИСАНИЕ ПОРОДЫ ЧУКОТСКАЯ ЕЗДОВАЯ

ОБЩИЙ ВИД. Собака среднего роста, несколько растянутого формата, крепкого и крепкого грубого типа сложения, с крепким костяком и хорошо развитой мускулатурой. Исключительно функциональный экстерьер для длительной и неутомимой работы в упряжке.

ПОВЕДЕНИЕ. Реакция на человека дружелюбная или пассивная, что не сказывается на рабочих качествах.

РОСТ И ВЕС. Кобели 52-58 см, суки 49-55 см. Кобели 25-30 кг, суки 20-25 кг.

ШЕРСТЬ. Средней длины, грубая, густая, прямая. Подшерсток очень густой и мягкий.

ОКРАС. Допускаются все окрасы, кроме чепрачного, тигрового, густо-крапчатого.

ГОЛОВА. Массивная в черепной части, скулы хорошо выражены. Переход ото лба к морде четкий, но не резкий. Профиль морды клинообразный, притупленный, линии лба и морды параллельны. Мочка носа крупная, черная, у собак светлых окрасов может быть осветленная.

ГЛАЗА. Овальные, слегка косо посаженные, цвет от темно-коричневых до желтых.

УШИ. Стоячие, подвижные. По форме приближаются к равностороннему треугольнику, широко поставлены.

ЗУБЫ. Крупные, белые. Прикус ножницеобразный.

КОРПУС. Грудь широкая и глубокая, спина, поясница и круп крепкие и мускулистые.

КОНЕЧНОСТИ. Углы сочленений хорошо выражены. Лапы крупные, с крепкими сводистыми пальцами.

ХВОСТ. Длиной до скакательного сустава или короче. В спокойном состоянии опущен поленом. В возбужденном состоянии поднят выше линии спины серпом или полукольцом. Опушен равномерно.

egida.by

Чукотская ездовая порода собак, фото. TopDog

История породы

На территории России до 1950-х годов существовали следующие аборигенные ездовые собаки: гиляцкие (амурская и сахалинская группы), камчатские (ительменская и корякская группы), анадырские, чукотские, якутские (индигирская и колымская группы), енисейские (несколько групп). В 1954-1958 годах все аборигенные группы ездовых собак были «упразднены» с объединением их в единую породу «северо-восточная ездовая собака». Стандарт ее был составлен в основном по экстерьеру камчатских ездовых. Однако и эта сборная «порода» была исключена из официального списка отечественных пород где-то в конце 60-х годов. По времени это совпало, с началом широкомасштабного индустриального освоения Севера, когда снегоходы и вертолеты активно вытесняли собачий транспорт. Ездовое собаководство уцелело только там, где жители не хотели отказываться от своих «товарищей по риску» и где никакая техника не могла заменить собак. В 1993 году Николаем Носовым на основе промеров, изучения рабочих качеств и поведения чукотских ездовых собак, было сделано описание породы и разработан ее стандарт. Впервые он опубликован Российской федерацией служебного собаководства, а в настоящее время после доработки передан на утверждение в Российскую кинологическую федерацию. В наше время ездовых собак используют на юге Чукотки для пастьбы оленей, отбирая пригодных по спокойному, не охотничьему отношению к оленям. Летом собаки буксируют лодки, перевозят во вьюках грузы, тянут нарты по заболоченной тундре. Им больше нравится работать, чем день за днем сидеть без дела.

Известно, что без ездовых собак вряд ли были возможны многие географические открытия и освоение человеком Арктики. Так, оба полюса Земли покорены на собачьих упряжках: в 1909 г. Пири с их помощью достиг Северного полюса, Амундсен в 1911 г. водрузил флаг Норвегии на Южном полюсе, пройдя на собаках в тяжелейших условиях Антарктиды 2980 км за 99 дней. В России, начиная с XVIII века, со времен Великой северной экспедиции Петра I, и до 70-х годов нашего века ни одна северная, особенно арктическая, научная экспедиция не обходилась без собачьих упряжек. Езда на собаках в течение многих веков, а в ряде случаев и тысячелетий, была важнейшей частью традиционного образа жизни коренных (аборигенных) народов и старожильческого, особенно русского, населения Российского Севера. Недаром великий Амундсен писал: «В езде на собаках русские и чукчи стоят выше всех, кого мне приходилось видеть». Специалисты полагают, что ездовое собаководство гораздо старше езды на оленях; появилось оно несколько тысячелетий назад на северо-востоке Азии, там, где находятся теперь Якутия, Чукотка и Камчатка. Веские подтверждения этому представили недавно наши ученые. В начале 1990-х годов на острове Жохова (архипелаг Новосибирские о-ва) была обнаружена охотничья стоянка, которую обследовал петербургский археолог Владимир Питулько. Он нашел остатки нарт, собачьей упряжи, сохранившиеся кости собак. Датировки радиоуглеродным методом показали, что возраст находок 7800-8000 лет. Это самая древняя стоянка в высокоширотной Арктике. Московские палеоэкологи под руководством доктора биологических наук Л.ГДинесмана раскопали кости собак в древнеэскимосских поселениях Чукотского полуострова и определили их возраст по радиоуглероду: 2480-2630 лет. Там же впервые найдено погребение древней собаки с полностью сохранившимся скелетом.

Внешний вид

Собака среднего роста, несколько растянутого формата, крепкого и крепкого грубого типа сложения, с крепким костяком и хорошо развитой мускулатурой. Исключительно функциональный экстерьер для длительной и неутомимой работы в упряжке.

Голова

Массивная в черепной части, скулы хорошо выражены. Переход ото лба к морде четкий, но не резкий. Профиль морды клинообразный, притупленный, линии лба и морды параллельны.

Зубы

Крупные, белые. Прикус ножницеобразный, после трех лет допускается прямой. Возможно, но нежелательно отсутствие моляров и/или премоляров.

Глаза

Косо поставленные миндалевидные глаза желтого или коричневого цвета, взирающие на мир спокойным и мудрым взглядом.

Уши

Стоячие, подвижные. По форме приближаются к равностороннему треугольнику, широко поставлены.

Нос и губы

Мочка носа крупная, черная, у собак светлых окрасов может быть осветленная. Губы хорошо пигментированные и плотно прилегающие.

Шея

Короткая, массивная, под углом 45° к линии спины.

Корпус

Грудь широкая, глубокая, в передней части немного сжата с боков, нижняя часть грудной клетки находится на одной линии с локтевыми суставами. Обхват груди у кобелей не менее 75 см, у сук не менее 70см. Холка хорошо развита, незначительно выступает над линией спины. Спина прямая, широкая. Поясница и круп короткие, широкие, горизонтальные, крепкие. Живот умеренно подтянут.

Хвост

Длиной до скакательного сустава или короче. В спокойном состоянии опущен поленом. В возбужденном состоянии поднят выше линии спины серпом или полукольцом. Опушен равномерно.

Конечности

Угол плече-лопаточного сочленения приближается к 90°, предплечья перпендикулярны линии спины, пясти поставлены слегка наклонно, запястья сильно развиты. Задние конечности поставлены прямо, параллельны. Линия, проведенная вниз от седалищных бугров, совпадает с линией, проведенной через головку пяточной кости. Плюсны поставлены вертикально. Лапы округлые, сведены в комок, пальцы прижаты. Углы сочленений хорошо выражены.

Шерсть

Средней длины, грубая, густая, прямая. Подшерсток очень густой и мягкий.

Окрас

Допускаются все окрасы, кроме чепрачного, тигрового, густо-крапчатого.

Пороки

Любое отклонение от вышеперечисленных положений следует рассматривать как недостаток/дефект, и серьезность, с которой данный недостаток/дефект должен быть оценен, должна пропорционально соответствовать степени его выраженности, а также его влиянию на здоровье и благополучие собаки.

К дисквалифицирующим порокам относятся: Агрессивность или трусость.

Любая собака, явно показывающая физические или поведенческие отклонения должна быть дисквалифицирована.

Кобели должны иметь два нормально развитых семенника, полностью опущенных в мошонку.

Движения

Характерные движения – свободные и пластичные, кажутся легкими, не требующими усилий.

Здоровье

От природы чукотские ездовые собаки обладают хорошо развитым иммунитетом, мало подвержены различным заболеваниям, в еде не привередливы.

Темперамент и характер

«Собаки принимают своего хозяина целиком — с его скверным характером, с его ошибками, признают его власть и законы, подчас жестокие, когда этого требует спасение человеческих жизней», — так коротко определил взаимоотношения человека и ездовых собак француз Пьер Маньян.

Эти собаки являются весьма независимыми и самостоятельными существами. Они не склонны к бурному проявлению эмоций даже по отношению к любимому хозяину. Но также представителям породы не свойственна и агрессия. Чукотская ездовая обладает прекрасными физическими качествами: неприхотливостью к условиям содержания, исключительной выносливостью и работоспособностью, отличным чутьем, позволяющим находить дорогу в самых сложных условиях, и быстрой устойчивой рысью. При средней скорости по бездорожью 12-15 км/час упряжка может проходить до 200 км в сутки. Собаки обычно дружелюбны к людям, любят работать. Об этом нельзя забывать при городском содержании, – необходимо обеспечивать им достаточную физическую нагрузку.

В ездовом спорте они могут применяться для всех видов гонок: упряжка, скиджоринг, пулка. Но по своей природе чукотские ездовые – прирожденные стайеры, лучше всего работают на длинных и сверхдлинных дистанциях.

Дрессировка

При желании чукотскую ездовую можно обучить всему тому же, что и собак других пород, во всяком случае, пройти с ней курс общего послушания. Дрессируется эта порода сравнительно легко, особенно если дрессировка сочетается с игрой. Нужно быть настойчивым, уверенным в себе человеком чтобы добиться идеального послушания в любых ситуациях. В общем, хозяину придётся работать для достижения успеха.

Содержание и уход

Собаку необходимо время от времени вычёсывать с помощью обычной щётки. Мыть собаку часто не следует, достаточно 1-2 раз за год.

ru.top-dog.pro

чукотская ездовая — ездовые собаки

Статья затрагивает многие проблемы ездовых аборигенных порд.

АВТОРЫ: Елена Поцелуева, Людмила Чебыкина

МИФ О ТЫСЯЧЕЛЕТНЕЙ ПОРОДЕ

За что мы любим собак? За легенды, связанные с происхождением пород, или за определенные качества, присущие этим породам? Обычно свою первую собаку мы заводим очарованные волшебством легенды, а вот следующих — выбираем, зная, какие реальные качества нам подходят. «Этой породе — тысяча лет», без конца твердят новичку, собравшемуся купить щенка: «Ее разводили еще …» (викинги, арии, гунны Аттилы, воины Александра Македонского, татаро-монголы, а может быть, и атланты из затонувшей Атлантиды).

Приведем в качестве примера одну из легенд, — гуляющую по Всемирной паутине. Представим себе сказителя (в данном случае, западного, но, уверяем вас, наш отечественный от него ничем не отличается!), сидящего у костра, с бутылкой «огненной воды» в руках: «Более тысячи лет народность, называемая чукчи, проживала на арктическом побережье Сибири. Необыкновенно суровые зимние морозы постоянно бросали вызов тем, кто хотел выжить. Однако чукотские охотники смело вели промысел тюленя вдоль побережья: это был основной источник их пропитания. Для перевозки добычи требовались собаки, способные тянуть груз средней тяжести, но тянуть быстро и на большие расстояния. Чем меньше энергии тратила собака на работу, тем больше ее оставалось на защиту от холода. Самой главной чертой чукотских собак было желание бежать, бежать бесконечно. Чукчи сумели вывести породу собак, выносливую, способную слаженно, без драк, работать в упряжках.

В XVIII веке русские казаки начали поход в Сибирь с целью освоения всех ее богатств и захвата земель. Примитивные аборигенные племена не могли противостоять хорошо вооруженным казакам, но они могли бежать — быстро. Чукчи привыкли к сибирской зиме, русские — нет, и несли большие потери. Чукчи вынудили русских отказаться от покорения чукотских земель и загнали казаков в горы. После этого они долго и мирно проживали там со своими собаками.

В начале XX века монархия в России была свергнута и заменена коммунистическим режимом. К 30-м годам советская власть достигла Чукотки. Поскольку ездовые собаки высоко почитались и ценились чукчами, а те, кто держал лучших собак, были вождями, и, значит, обладали определенным богатством, в глазах новой власти считались «врагами». Их расстреливали вместе с собаками. В течение нескольких лет чукотские собаки практически исчезли из Сибири. Зато они сохранились в Америке. Вывезенная порода был названа сибирский хаски. И, разумеется, сохранила свои первозданные качества.

МИФ ОБ АБОРИГЕННОЙ ПОРОДЕ

Для начала уточним, что такое порода. Это — целостная группа домашних животных, созданная человеком в определенных социально-экономических условиях, которая имеет общую историю происхождения и развития, общие требования к условиям содержания и использования, приспособлена к определенным природным условиям, а при разведении стойко передает свои признаки потомству.

Новая порода при своем образовании проходит стадию породной группы -предпороды. В отличии от породы, она малочисленна и пока еще не очень стойко передает свои качества потомству.

Порода — категория историческая, она изменяется со временем, так как изменяются условия ее содержания и предъявляемые к ней требования. Кроме того, на ней сказываются определенные генетические закономерности, проявляющиеся при селекции.

Например, при отборе по какому-либо признаку резко возрастает количество мутаций. Ничего этого певцы тысячелетних пород, сохраняющихся в первозданности не хотят ни замечать, ни признавать.

Истории создания и развития заводских пород бывают, худо-бедно, но зафиксированы в каких-либо документальных источниках. Зато так называемые «аборигенные породы» дают полный простор для мифотворчества.

Мы начали с ездовых собак Севера — это один из самых ярких примеров. Им приписывают самое древнее происхождение, непосредственно от волка. (Точнее, эти собаки, согласно мифам, и по сию пору регулярно скрещиваются с волком). Доля истины о древности происхождения действительно есть. У инуитских (эскимосских) собак найдена самая древняя (после динго) собачья митохондриальная ДНК (это значит, что они достаточно долго развивались в изоляции), а у норвежской лосиной собаки — митохондриальная ДНК волка. Но… Вспомним, что использование породы зависит от социально-политических условий и посмотрим, что представляла собой Чукотка в прошлом, насколько она была изолирована.

До XX века Чукотский п-ов и континентальные области Чукотки (до реки Колымы) населяли различные северные народности. Самыми древними обитателями прибрежных областей Тихого и Ледовитого океанов считаются эскимосы и кереки . Именно эти области и являются центрами использования ездовых собак. Здесь ездовое собаководство не пересекается с оленеводством и поэтому является наиболее развитым. Внутренние области Чукотки по рекам Амгуэма, Чаунь, Палаваама, Большой и Малый Анюй до реки Анадырь и в районе Шелагского мыса занимали чуванцы — народность юкагирской группы, делившаяся на оседлых, ездивших на собаках, и кочевых (оленных) людей. Чукчи же считаются древнейшим народом, обитавшим в континентальных областях крайнего Северо-востока Сибири, носителями внутриматериковой культуры рыбаков и охотников на диких оленей. К оседлому образу жизни они начали переходить, вытесняя эскимосов на побережье Ледовитого океана и перенимая у них навыки ездового собаководства, в частности, запряжку веером. Запряжку цугом чукчи переняли уже после XVII века у русских, которые, похоже, в свою очередь, взяли ее у кереков, запрягавших так собак спокон века.

XVII век стал началом больших миграций народов Сибири. В первую очередь, из-за прихода российских первопроходцев. Продвигаясь на северо-восток, первопроходцы сдвигали с места массу народов, используя их в качестве рабочей силы и войска. Так, юкагиров начали теснить эвены, а они, в свою очередь, вынудили чукчей уходить все ближе к побережью Ледовитого и Тихого океанов, изгоняя и ассимилируя эскимосов и кереков.

Чуванцы, как один из юкагирских родов, были одними из первых обложены данью. И в дальнейшем принимали участие в военных походах казаков против чукчей и коряков (не путать с кереками). Позднее последние чуванцы закрепились в селе Маркове на реке Анадырь, а также в районе Анадырского острога. Именно из Mapкова на Аляску были вывезены первые собаки, положившие начало породе сибирский хаски. Свои упряжки чуванцы запрягали цугом.

Ассимиляция кереков чукчами закончилась уже в XX веке. И сейчас вы не найдете на карте мест проживания этой народности. Отдельные ее представители встречаются в чукотских поселениях. Эскимосы, несмотря на более раннее начало ассимиляции, сохранили несколько национальных поселков. Но свой способ запряжки собак веером сменили в XIX веке на более удобный цуг. У юкагиров, обитавших в XVII веке между Индигиркой и Анадырем, осталось лишь несколько поселений на границе Чукотского административного округа. Конечно, такие глобальные изменения в местах расселения народностей не могли не привести к изменению ездовых собак. Ассимилируя местное население, пришедшие племена непроизвольно ассимилировали местных собак. Даже сохраняя часть захваченных или вымененных ездовых собак, победители вряд ли могли удержаться от того, чтобы улучшить ими своих собак, приведенных из лесотундры и тайги. Таким образом, передвижение народностей всегда сопровождалосъ, если не ухудшением, то сменой породного типа собак сразу двух племен: коренного и пришедшего. Стоит ли в связи с этим обвинять российских кинологов начала и середины XX века в нежелании создать породу чукотской ездовой и написать ее стандарт? Хотя такие попытки и предпринимались. Но в те годы собаки Чукотского автономного округа были поделены на множество отродий, которые, впрочем, исчезали буквально на глазах.

МЕТИЗАЦИЯ

В 30-е годы XX века в Маркове насчитывалось до 300 собак, 260 из которых являлись ездовыми. К 1980 году собачьи упряжки здесь полностью исчезли. Трудно сказать, перемешались ли сейчас эти собаки настолько, что каждую из них следует называть «чукотской ездовой», как делают кинологи в последние годы. Однако такие исследователи, как АА.Ширинский-Шихматов в XIX веке и Э.И.Шерешевский, а также И.Тихоненко в первой половине XX века выделяли анадырских (марковских) и эскимосских собак в отдельные отродья. При этом Э.И.Шерешевский писал: «Соседние группы, имевшие издавна связь друг с другом, как например колымская и чукотская группы, чукотская и анадырская, почти неразличимы или образуют на границах своих ареалов переходные типы». («Почти, но все-таки различимы, раз они могли образовывать переходные группы.) И.Тихоненко отмечал: «Но и с Колымы, и из Анадыря на Чукотку завозятся собаки менее породные» (имелось в виду, по отношению к тому типу, который И.Тихоненко принял за основу для дальнейшей селекционной работы).

Получается, что даже около века назад исследователи описывали не «чукотскую ездовую, внешний вид которой оставался неизменным в течение тысячелетий» существующие на тот момент отродья ездовых собак, часть из которых исчезла буквально через десяток лет. Что касается метизации, то еще в XIX веке А.А.Ширинский-Шихматов сетовал: «… даже за полярным кругом можно встретить ублюдков и помесей…В 30-е годы прошлого века И Тихоненко включил в свой кинологический отчет следующие строки: «За семь лет работы на Чукотском полуострове я обследовал 651 собаководческое хозяйство чукчей и эскимосов, просмотрел более 900 собак и убедился в том, что собаководство беспородно по всей Чукотке. По словам того же автора, дело доходило до абсурда: «В упряжках можно встретить и пуделя, озлобленного тяжелой жизнью, пойнтера, грозно рычащего на соседей… На мысе Чампион мне пришлось как-то увидеть своеобразную лайку, которая возникла в результате скрещивания убогой японской комнатной таксы и добротного северного пса. (Неясно, что подразумевает автор под «японской таксой». Во всяком случае, вряд ли добротный северный пес сумел повязать собаку столь принципиально иной конструкции и мелких размеров. Скорее всего, Тихоненко встретился с мутацией коротконогости, известной у всех домашних животных, от овец до кошек.) Тем не менее, картина, как видим, напоминала ту, что сложилась на Аляске во времена «Золотой лихорадки». В упряжку ставили любую собаку, попавшую на север.

Подобная тенденция, кстати, имела место во всем мире. Если открыть художественные произведения норвежского писателя и исследователя Йора Евера, то можно прочесть следующее: «В первые годы, отправляясь в Гренландию, мы вынуждены были брать с собой первое попавшееся существо на четырех ногах, дабы иметь хоть каких-нибудь собак. В то время мы впрягали в санки немало потешных созданий, но постепенно вырастили приличных животных и заменили негодных. На протяжении всего этого периода происходило смешение собак различных пород гренландских с «лайками-зайчатницами» и финскими в самых комичных комбинациях.

Так, нам удалось обнаружить, что скрещивание гренландской собаки с овчаркой давало хороших животных легких, быстрых и разумных…

Были у нас и другие собаки: помеси сеттера и волкодава, пойнтера и овчарки, ирландского терьера и прочих пород. Особых заслуг они не имели, но отдельные представители были не так уж плохи. Йор Евер рассказывает трагичную историю сеттера, аристократичной дамы, поставленного в упряжку. И, кроме того, описывает загадочную, на наш взгляд, завороженность простых охотников и зверобоев наличием у собак родословных: Почему-то многие привыкли считать, что чем породистее собака, тем она надежнее и выносливее. Да и охотники огорчаются, когда не могут уплатить за щенка 300-400 крон. Но как раз в этом и нет необходимости. Скромные дворняги стоят недорого, а тянут они куда лучше породистых».

И это происходит в Гренландии, в 20-30-е годы прошлого века, на родине гренландской ездовой собаки, очередной породы с «тысячелетней» историей, с помощью которой Руаль Амундсен покорил Южный полюс! Как и Джек Лондон, Йор Евер не кинолог, а писатель, хотя, вероятно, его опыт жизни на Севере больше, чем у знаменитого американца. Мотив его рассказа об аристократичной собаке, попавшей на суровый север, перекликается с подобными мотивами у Д.Лондона («Зов предков»). Симпатии обоих писателей на стороне сильных, выживших и приспособившихся животных. Наверное, и Йор Евер, и Джек Лондон писали не совсем о собаках… И, хотя читая их, совершенно не хочется прослыть «односторонними специалистами, флюсу подобными* (по выражению Козьмы Пруткова), все же возникает некоторое профессиональное возражение. Насладившись лаконичными и точными зарисовками этих авторов, почему-то приходишь в восхищение… от работы отечественных кинологов, хотя бы, напрочь забытого, ветфельдшера Чаунской культбазы И.Тихоненко, который, сетуя на метизацию, создает на Чукотке питомник чукотских ездовых, выбирает из местного поголовья собак подходящего типа, а не скрещивает, например, очередного «волкодава» с «терьером-крысоловом», пытаясь оклимматизировать полученную помесь а арктической зоне. Неужели взрослым, серьезным людям непонятно, что сеттер, обладающий прекрасным чутьем, красивым азартным поиском и эффектной стойкой, специально выведен и пригоден для охоты на болотную, полевую и боровую пернатую дичь, а не для того, чтобы бегать в упряжке?! И что в него вложен огромный и кропотливый труд селекционеров, по-своему столь же тяжелый, что и у тех, кто осваивал просторы Севера. А последние, используя первую попавшуюся собаку, что под руку подвернется, сводили на нет результаты чужого труда… Хотя, с другой стороны, метизация — процесс неизбежный. Кроме того, целенаправленное межпородное скрещивание — способ выведения новых пород. И ряд ездовых получен именно таким образом. Скрещивание разнопородных особей иногда приводит к получение в первых поколениях рабочих собак, выигрывающих в скорости и побеждающих в гонках.

На современной Чукотке метизация собак осталась в том же положении. Например, в поселке Беренговский, по словам его жительницы, Я.Золотаревой, сейчас имеется весь ассортимент популярных в России пород, начиная с пуделей и спаниелей и кончая ротвейлерами и бультерьерами. В соответствии с местными традициями, вся эта свора свободно бегает по поселку, приходит лишь поесть к мискам, выставленным под дверьми. Конечно, такое содержание собак кончается любыми случайными вязками, и в поселке Беренговский уже имеются свои голубоглазые «ездовые пудели». И какие бы меры по сохранению аборигенных собак в некоей «первозданности» ни предпринимались, при современной мобильности людей уровень метизации будет лишь возрастать. Вероятно, начинать надо с культуры. Полное право человека завести любую породу и привести ее на любой «край земли», где ему приходится жить и работать. Единственное требование — хорошенько подумать: а зачем она тебе? В качестве компаньона? Для охоты? Для охраны? Как ездовая? И в зависимости от этого выбрать подходящую породу и содержать ее так, чтобы она могла максимально реализовать свои возможности.

Ведь другой стороной этой же проблемы является приобретение ездовых собак и содержание их в городских условиях, где их работа становится никому не нужной. Владельцы хаски, маламутов или самоедов всего лишь в мечтах преодолевают километры ледяного безмолвия». Только регулярное проведение гонок и участие в них может вернуть разведение в направлении сохранения рабочих качеств. Однако и людей, заводящих собак, чтобы поиграть в покорение Северного полюса» также можно понять: им необходимо общение с частичкой природы и вера в собственные возможности, что необходимо для выживания в условиях мегаполиса. Первопроходцам «ледяного безмолвия» нужны были физические силы и упорство в достижении своих целей, а горожанам силы психические. И поддержать их могут холодные мокрые носы, вовремя потыкавшие хозяев в руки, чтобы те вывели их обладателей на долгую прогулку набираться положительных эмоций…

АБОРИГЕННЫЕ ПОРОДНЫЕ ПОПУЛЯЦИИ

Существование аборигенных пород, особенно когда речь идет об их сохранении. порождает больше вопросов, чем дает ответов. Читая различных авторов, сталкиваешься с определенным противоречием: с одной стороны, идут сетования на метизацию, с другой — требования сохранить породу в чистоте. Но если собаки столь сильно метизированы, то о какой единой породе вообще может идти речь?! Чем дворняги одного северного поселка отличаются от дворняг соседнего?

Попробуем понять, что подразумевается под термином «аборигенная порода».

Как сказано у большинства авторов, аборигенные породы формируются под влиянием «бессознательного отбора» и естественных факторов среды, они распространены в определенных зонах или даже небольших по площади местах. Что касается «бессознательного отбора», то коренные жители Севера в течение веков вполне сознательно отбирали собак с лучшими ездовыми качествами.

Как правило, аборигенные породы имеют неоднородную структуру и сохраняют внутри себя несколько породных типов. По всей Чукотке, практически в каждом поселке попадаются собаки как минимум трех типов:

более квадратного и более растянутого формата с крепким костяком и плотной, относительно короткой, шерстью и длинношерстные вариации. Интересно, что местные жители используют их по-иному: когда надо ехать по рыхлому снегу, запрягаяют квадратных, более высоконогих, по льду и припаю с более длинным корпусом.

Ясно, что аборигенные породы хорошо адаптированы к условиям своего существования и являются, до поры до времени, универсальными. Густая шерсть с богатым подшерстком позволяет ездовым собакам спать прямо на снегу, строение тела (рычагов и мускулатуры) и физиологические данные таковы, что на перетаскивание груза в упряжке они затрачивают необходимый минимум энергии, довольствуясь определенной, характерной для данной местности пищей — рыбой, отходами промысла морского зверя. Кроме ездовой функции, они способны охотиться — находить ловушки для пушных зверей, «продухи» (лунки во льду) нерпы: пока не был введен запрет на охоту на белого медведя, среди чукотских ездовых попадались собаки, обладающие всеми данными зверовых лаек.

По всей вероятности, понятие аборигенная порода сильно устарело и не соответствует действительности. Поэтому правильнее говорить об «аборигенных породных популяциях». Обладающих сходными чертами строения, в пределах которых имеются устойчивые морфологические типы, Аборигенные популяции сохраняются тем лучше и бывают тем однороднее, чем больше они используются на практике, а следовательно, идет отбор по рабочим качествам. Собаки, которые относятся к типам, соответствующим своему использованию, встречаются по всему ареалу распространения аборигенной популяции.

В популяции диких животных сохраняется изменчивость — материал для естественного отбора, задаваемого условиями окружающей среды. Чем больше изменчивость, тем пластичнее вид, который может приспособиться к новым условиям, если они вдруг резко изменятся в результате тех или иных факторов. Аборигенные породные популяции также таят в себе значительно большее разнообразие, чем то, с которым хотел бы иметь дело селекционер, отбирая животных по какому-либо фенотипу. Но, с другой стороны, это позволяет создавать из них не одну породу а несколько, в зависимости от необходимости. Заводские породы являются продуктом «сознательного» отбора, который направлен не просто на сохранение рабочих качеств, но и на изменения фенотипа в каком-то определенном направлении. Например, на основе аборигенных собак из Сибири и с Аляски созданы сибирские хаски и маламуты.
Вероятно, маламутский тип оказался более устойчивым, раз среди хаски продолжали выщепляться собаки в типе маламута: одновременно хаски стали распадаться на выставочные и рабочие линии, причем последние «опрощались» и оказывались ближе по строению к первоначальным чукотским собакам.

В большинстве своем аборигенные породные популяции весьма уязвимы. Их поголовье резко сокращается при изменении социально-политических условий и изменении образа жизни коренного населения. Собаки в своем прежнем качестве становятся не нужны. Кроме того, с возрастанием мобильности населения а зоны распространения аборигенных собак привозятся собаки других пород и происходит их метизация, что является совершенно естественным процессом, как бы нам ни хотелось ее избежать, При этом, разумеется, изменяются как внешний вид, так и рабочие качества животных.

При всем нашем горячем желании сохранить породу в неизменном состоянии необходимо помнить, что порода — историческая категория, существующая не только а пространстве, но и во времени. Одни породы уходят, другие приходят им на смену. Чукотских, керекских или юкагирских собак объединяла примитивность, общие условия существования в условиях Севера и одинаковое использование.

Любая попытка разводить аборигенную породу как заводскую так или иначе скажется на ней; при переводе на более калорийный корм собаки становятся крупнее.

Есть признаки, которые подлежат искоренению, а есть такие, с которыми приходится мириться. И это все определяется в стандарте, если, только он толково написан, Но стандарт не является чем-то навеки застывшим, особенно если он относится к аборигенным популяциям (породам). Форма принятия стандартов зависит от правил, действующих в кинологических организациях. Максимально грамотно, когда сначала создаются предварительные стандарты, соответствующие описанию тех животных, с которых (как правило, волею случая) началось разведение, потом временные. в которых закрепляются результаты полученной селекции, и наконец, постоянные — для оценки уже сложившейся породы с достаточным числом производителей. И, тем не менее, даже в такие стандарты через какое-то время приходится вносить коррективы. «Все течет, все изменяется», как отметил древнегреческий философ Демокрит.

Надежда на «народную селекцию», ее здравость и мудрость, при всем уважении к любому коренному населению, является идеализацией жизненных реалий. В первую очередь, потому, что, сколь бы «хранители старины» ни старались «законсервировать» условия существования и традиции тех или иных народностей, они все же меняются, а значит, меняются и требования, предъявляемые к домашним животным. Проблемы аборигенного собаководства — это очень сложный и деликатный вопрос, требующий участия самых разных специалистов.

КАК СОХРАНИТЬ ТО, ЧТО МОЖНО СОХРАНИТЬ

Попробуем подвести итог. Относительная удаленность северных территорий от основных путей распространения цивилизации все же естественным образом ограничивала массовый приток чужеродных генов в местные популяции собак. Однако собаки северных народностей и даже отдельных родов различались между собой ввиду различного (по преимуществу) хозяйственного использования (ездовое, охотничье, смешанное), Соответственная направленность такого отбора закрепляла определенные морфологические и поведенческие признаки, образующие внутрипородные типы собак. Свою лепту в формирование подобных типов вносила специфика «народного разведения». Так, владелец хорошей ездовой упряжки предпочитал спаривать собственных собак друг с другом, а не искать производителей в стойбищах соседнего рода. При вольном содержании в определенные периоды года собаки спаривались между собой все же не в абсолютно случайном порядке. Собаки одной упряжки (или упряжек, принадлежавших одному хозяину) вели территориальный образ жизни. И у сук было больше шансов повязаться с кобелем, жившим на той же территории. (Имеются наблюдения, что ездовые собаки, в отличие от беспородных, тяготеют к моногамии.) Все это повышало уровень инбридинга и способствовало закреплению ряда наследственных особенностей. Отбраковка собак, непригодных для ездового использования, закрепляла в потомстве не только рабочие качества, но и морфологический тип, обеспечивающий эти качества, благодаря наличию биологических корреляций между ними. В итоге в ряде географических точек периодически возникали относительно стабильные и однородные племенные группы, своего рода предпородные кластеры, иногда довольно многочисленные.

Видимо, именно такие группы собак описывались ранними исследователями Севера как аборигенные породы.

Однако не следует переоценивать генетическую устойчивость этих «ядер породы» во времени. Во-первых, эффективность закрепления признаков замедляла практикуемая северными народами ранняя кастрация лучших по рабочим качествам кобелей. Упряжка состояла, в основном, из кастрированных кобелей; некастрированных кобелей было значительно меньше, равно как и сук вообще. Такая практика ограничивала количество наиболее перспективного потомства, из которого мог производиться последующий отбор (просто потому, что даже самая лучшая сука способна оставить за свою жизнь меньше потомков, нежели кобель). Во-вторых, поведенческие особенности собак при полувольном содержании все же не исключают возможность случайных вязок на «пограничных» территориях со смешанным населением, где постоянные межплеменные контакты приводили к постоянному перемешиванию генофонда. Именно это явление (перемешивание между собой разных местных отродий), скорее всего, определялось ранними исследователями как «метизация».

Освоение Севера с конца XIX — начала XX века положило начало истинной метизации поголовья северных собак благодаря постоянно нарастающему привозу инопородных и беспородных животных. Этот приток генов «со стороны» привел к дальнейшему разрушению сложившихся генетических комплексов в группах северных собак и повышению гетерозиготности поголовья. Однако любопытно, что при переходе на более или менее культурное разведение эти «предковые» типы, то есть первично закрепленные генные комплексы, нередко «восстанавливаются» из гетерозиготных форм.

Чукотская ездовая объявлена национальным достоянием. И до сих пор имеет огромное практическое применение. Однако будущее ездовых собак, вероятно. — в обслуживании туристов, едущих на Крайний Север, и участии в гонках, когда гонки на собачьих упряжках станут Олимпийским видом спорта (а это время, кажется, уже не за горами!)

karafuto-ken.livejournal.com

Ездовая собака. Породы ездовых собак. Обучение ездовых собак

На сегодняшний день большое количество людей отдаёт предпочтение ездовым породам собак. Это связано с тем, что они очень закаленные, сильные и активные. Но для того чтобы ездовые собаки оставались здоровыми и эмоционально и физически, за ними требуется специальный уход.

Породы ездовых собак

Наиболее благоприятная среда обитания для этих собак – это Тайга или другие места, где наблюдаются сильные морозы, но при этом они прекрасно уживаются и в других условиях, даже на юге России.

Особой популярностью на данном этапе времени пользуются северные ездовые собаки. Этих псов часто эксплуатируют в качестве тягловой силы и для грузоперевозок. Пород ездовых собак насчитывается около двадцати, но самыми популярными из них являются следующие:

1. Сибирский хаски. Рядом с этими собаками начинаешь себя чувствовать героем рассказов Джека Лондона, золотоискателем, пионером Севера – Эламе Харнишем по прозвищу «Время-не-ждёт».

Ездовые собаки хаски великие гонщики и за 7 тысяч лет практически не изменились. Cамки добры, нежны и привязчивы, а самцы, наоборот, серьёзны. Рабочие псы сильно отличаются от выставочных, их характер более закалён и они предпочитают надеяться только на свои силы, а не на хозяина. Для хаски бежать и не реагировать на то, что происходит дело привычное.

На фото ездовые собаки хаски

2. Аляскинский маламут. Не менее интересная порода. Это типичный тяжеловоз снежных равнин. Этих уникальных псов не пугает даже температура 70 градусов ниже нуля. Порода была создана, чтобы продуктивно работать в упряжке.

Эти сильные собаки жили вместе с хозяевами в неблагоприятных условиях Севера. Собак использовали для перевозки тяжеловооруженных саней по снегу и льду, во время охоты. Аляскинские маламуты по внешности очень похожи на хаски, только немного крупнее.

Ездовая собака аляскинский маламут

3. Норвежский спортивный метис. Порода образовалась в результате скрещивания немецких спортивных курцхааров и скандинавских грейхаундов. Норвежские метисы часто участвуют в одиночных гонках в байк-джоринге.

Норвежский спортивный метис

4. Волкособ. Это новейшая, уникальная порода ездовой собаки, выведенная в результате скрещивания волка и немецкой овчарки. Их челюсти гораздо сильнее, чем у собак, а заметить нарушителей или учуять наркотики такой телохранитель может в 20 раз быстрее. Такие собаки достаточно доверчивые и верные. Нюх волкособа намного четче, чем у простой собаки. За считанные минуты он может отыскать предмет по запаху.

На фото собака волкособ

5. Самоед или самоедская лайка. В переводе с мальтийского «хозяева своей земли». Появился от белого полярного волка. В Америке их называют «собаками для хорошего настроения». Они очень добродушные, чувственные, ласковые. Самоеды сильные и очень выносливые.

На фото ездовые самоедские лайки

6. Чукотская ездовая собака. Эту аборигенную породу несколько лет назад признала российская кинологическая федерация. Жители Чукотки использовали этих крупных псов для перевозки тяжёлых грузов.

Собаки прекрасно приспособлены к суровому климату, шерсть прилегающая, но длинная и теплая. При правильном воспитании уже в шестимесячном возрасте замечательно выполняют все команды.

Чукотская ездовая собака

Купить ездовую собаку дело не из дешёвых. Но разве жалко потратить деньги на собаку, которая гарантированно станет вам верным другом?

Обучение ездовых собак

Как бы это парадоксально ни звучало, но даже из дворовой лайки можно воспитать чемпиона. Главное – усердная работа. Ездовым собакам нужны постоянные тренировки, чтобы поддерживать себя в хорошей форме.

Они могут проходить до 150 км за день, но для этого нужно упорно трудиться. Чтобы поддерживать форму, собакам нужно пробегать от 10 км в день вместе с хозяином. У разных пород свои особенности и поэтому каждая собака начинает обучение по-разному.

Для начала нужно взять сумку, в которую вы будете складывать корм и обувь для собаки, поводок, аптечку, миску, бутерброды. И держите свой курс в лес, чтобы сформировать правильные команды у питомца вправо, влево, вперед, стой.

Каникросс станет вторым шагом посвящения в ездовой спорт. С азами ездового спорта собак этих пород следует знакомить ещё с малого возраста. Обучение начинается с 4–5 месяцев.

Самый лучший способ подготовить малыша это надеть короткую шлейку для ездовых собак, на которой будет висеть игрушка. В результате щенок не только будет получать удовольствие от игры, но и тренироваться.

Сначала осуществляйте тренировки в квартире или в доме, через несколько недель можно выходить с малышом на улицу. Обучение более взрослых собак происходит методом копирования.

Каникросс с ездовыми собаками

Большую роль играет сам погонщик или спортсмен, который управляет стаей. Он должен знать ранги своих псов. Например, низкоранговые собаки не хотят пересекать линию бега высокоранговых и не очень-то хотят обгонять их во время конкурсов. Поэтому высокоранговые собаки ведут за собой остальных.

Хорошая ездовой собака не должна сомневаться в своих действиях. Все выученные навыки должны быть автоматичными. Для этого нужно действовать поэтапно. Алгоритм тренировки должен состоять с таких пунктов:

  • формируете ситуацию, когда пес должен принять верное решение:
  • контролируете, чтобы он выполнял действия правильно.
  • поощряете питомца.
  • повторяете команды столько раз, сколько нужно, чтобы пес запомнил и сформировал свой навык.

Что умеет ездовая собака?

Ездовые собаки могут выполнять следующие действия:

  • вдохновлять своих владельцев на великие дела в любых ситуациях.
  • перевозить тяжёлые грузы на севере, где только снег и нет дорог.
  • перевозить людей на нартах. Нарты для ездовых собак – это специальные сани для гонок, в которые запряжены псы.
  • принимать участие в лыжных гонках.

Ездовой собаке не надо объяснять, что нужно бежать вперед, у нее это заложено в генах. А вот собак других пород этому нужно обучать. Кроме того, того существует такая разновидность соревнования ездовых собак, как байк-джоринг. Это очень полезная дисциплина, которая требует специального снаряжения для ездовых собак.

На фото нарты для ездовых собак

Его суть заключается в том, что человек движется на велосипеде и с помощью снаряжения контролирует рядом с собой бег собаки. На старте псу обязательно нужно дать время собраться, для этого считают от пяти до одного.

Когда человек движется, он не должен брать в руки стропу и координировать собаку, поскольку четвероногий спортсмен так только отвлекается. В тех ситуациях, когда хозяин наблюдает, что повис натяг, значит, питомец сбавил темп и перестал чувствовать хозяина.

Мерки шлейки для ездовой собаки

Цель каникросса и байк-джоринга пройти трассу на максимальной скорости, для этого нужно постоянно чувствовать и поддерживать своего пса. Со временем такие тренировки объединяют человека и собаку, а в дальнейшем помогают найти с питомцем общий язык. В целом это отличная тренировка не только для питомца, но и для хозяина. Занимаясь такими пробежками по вечерам можно за пару недель привести себя в форму.

givotniymir.ru

Чукотская ездовая — Википедия

Чукотская ездовая
Происхождение
Место Россия Россия
Характеристики
Рост
кобели 56—65 см
суки 53—62 см
Шерсть двойная, жёсткая, прямая
Окрас зонарно-серый, зонарно-рыжий, светло-палевый, рыжий, белый, коричневый, чёрный, пятнистый, пегий, подпалый
Прочее
Использование ездовая собака,
собака-компаньон

Чукотская ездовая — аборигенная порода собак, выведенная в России народами Крайнего Северо-Востока Азии. Не признана Международной кинологической федерацией.

Неприхотлива в содержании, легко обучаема, долго сохраняют приобретённые навыки и приспособлена к суровому арктическому климату. Очень крепкие мякиши пальцев делают чукотскую ездовую незаменимой при езде по морскому льду и горной тундре, строение лап обеспечивают надёжное сцепление со сложными типами грунта[1][2]. Обладает рядом преимуществ в сравнении с заводскими ездовыми породами, в их числе энергетически выгодный в полярных условиях белково-жировой тип обмена веществ, а также максимальная выносливость и работоспособность[1].

Основное поголовье сосредоточено в населённых пунктах Чукотки, где собаки в зимнее время традиционно используются в качестве транспорта и для охоты на морского зверя, а летом впрягаются в колёсные тележки и перевозят грузы. При движении спина и поясница пружинят, конечности выносятся далеко вперёд, типичный аллюр — рысь. Несколько достаточно изолированных друг от друга популяций обеспечивают генофонд породы. Чукотская ездовая очень перспективна для соревнований по спортивным гонкам, особенно на длинных и сверхдлинных дистанциях[1].

Реакция собаки на человека может быть как дружелюбной, так и пассивно-оборонительной. Первая собака этой породы в 1999 году получила титул «Чемпион РКФ»[1].

Внешний вид

Собака среднего роста, с крепким костяком и хорошо развитой мускулатурой, несколько растянутого, с индексом 104—109, формата, и не резко выраженным половым диморфизмом. К важным пропорциям можно отнести длину корпуса, превышающую высоту в холке на 4—9 %; глубину груди, чуть меньшую половины высоты в холке; приблизительно равную длину морды и черепа. Высота в холке кобелей 56—65 см, сук 53—62 см[1].

Голова массивная, широкая в лобной части, скулы хорошо выражены. При осмотре сверху по форме приближена к равностороннему треугольнику. Череп в лобной части широкий, скулы, надбровные дуги и затылочный бугор хорошо выражены. Длина черепной части примерно равна ширине, переход ото лба к морде чёткий, но не резкий. Профиль морды клинообразный, притуплённый, её линия параллельна линии лба. Губы плотно прилегают, мочка носа крупная, чёрная, у собак светлых окрасов может быть осветлённая, у коричневых — коричневая. Зубы крупные, белые, прикус ножницеобразный, иногда прямой. Глаза овальные, косо посаженные, от тёмно-коричневого до светло-коричневого цвета. Уши стоячие, широко поставлены, относительно небольшие, очень подвижные, часто развешенные, по форме приближающиеся к равностороннему треугольнику. Возможно лёгкое закругление кончиков. Ушные раковины чуть направлены вперёд, объёмистые, покрыты шерстью[1].

Шея массивная, средней длины, поставлена под углом 40—45° к линии спины. Грудь широкая, длинная, овальная в сечении, её нижняя линия не ниже локтя. Холка средней длины, незначительно выступающая над линией прямой, широкой, крепкой, мускулистой спины. Поясница широкая, крепкая, мускулистая, слегка выпуклая; круп длинный, широкий, мускулистый, слегка покатый; живот умеренно подтянут[1].

Углы сочленений передних конечностей хорошо выражены, лопатки длинные, косо поставленные, углы плече-лопаточного сочленений около 100°, плечевые кости средней длины, предплечья вертикальные, пясти хорошо развитые, мощные, поставлены слегка наклонно, средней длины. Задние конечности поставлены шире передних, незначительно оттянуты, при осмотре сзади — прямые и параллельные. Бёдра с хорошей мускулатурой, средней длины, равной длине голеней, углы сочленений хорошо выражены. Плюсны отвесно поставлены. Лапы крупные, округлые, распущенные. Пальцы крепкие, достаточно подвижные крепкие, с очень плотной толстой кожей на мякишах[1].

Хвост равномерно опушённый, посажен несколько ниже линии спины, достаёт до скакательного сустава или короче. В спокойном состоянии опущен поленом или слегка изогнут кверху, в возбуждённом — поднят выше линии спины серпом или полукольцом[1].

Шерсть двойная, с густым водонепроницаемым подшёрстком, позволяет ночевать под снегом[2], на корпусе длиной до 6 см, грубый прямой остевой волос хорошо развит. Морда, лоб, уши и передняя поверхность конечностей покрыты более коротким плотным волосом, шея, холка и задняя поверхность бёдер — более длинным, около 8—10 см, при этом обильной гривы и штанов не образуется. Самая длинная шерсть на хвосте — от 10 до 12 см. Окрасы — зонарно-серый, зонарно-рыжий, светло-палевый, рыжий, белый, коричневый, чёрный, пятнистый, пегий, подпалый, нередко встречается осветление по типу «домино»[1].

См. также

Примечания

Литература

  • Крючкин В. Возвращение чукотской ездовой // Вокруг света : журнал. — 1989. — № 2. — ISSN 0321-0669.
  • Поцелуева Е., Чебыкина Л. Аборигенные породы — миф или реальность? // Друг : журнал. — 2002. — № 11 (105). — С. 36—41. — ISSN 1609-0527.
  • Поцелуева Е. Мои чукотские ездовые // Мой друг собака : журнал. — 2014. — № 3. — С. 62—64.

wikipedia.green

Чукотская ездовая Википедия

Чукотская ездовая
Место Россия Россия
Рост
кобели 56—65 см
суки 53—62 см
Шерсть двойная, жёсткая, прямая
Окрас зонарно-серый, зонарно-рыжий, светло-палевый, рыжий, белый, коричневый, чёрный, пятнистый, пегий, подпалый
Использование ездовая собака,
собака-компаньон

Чукотская ездовая — аборигенная порода собак, выведенная в России народами Крайнего Северо-Востока Азии. Не признана Международной кинологической федерацией.

Неприхотлива в содержании, легко обучаема, долго сохраняют приобретённые навыки и приспособлена к суровому арктическому климату. Очень крепкие мякиши пальцев делают чукотскую ездовую незаменимой при езде по морскому льду и горной тундре, строение лап обеспечивают надёжное сцепление со сложными типами грунта[1][2]. Обладает рядом преимуществ в сравнении с заводскими ездовыми породами, в их числе энергетически выгодный в полярных условиях белково-жировой тип обмена веществ, а также максимальная выносливость и работоспособность[1].

Основное поголовье сосредоточено в населённых пунктах Чукотки, где собаки в зимнее время традиционно используются в качестве транспорта и для охоты на морского зверя, а летом впрягаются в колёсные тележки и перевозят грузы. При движении спина и поясница пружинят, конечности выносятся далеко вперёд, типичный аллюр — рысь. Несколько достаточно изолированных друг от друга популяций обеспечивают генофонд породы. Чукотская ездовая очень перспективна для соревнований по спортивным гонкам, особенно на длинных и сверхдлинных дистанциях[1].

Реакция собаки на человека может быть как дружелюбной, так и пассивно-оборонительной. Первая собака этой породы в 1999 году получила титул «Чемпион РКФ»[1].

Внешний вид[ | ]

Собака среднего роста, с крепким костяком и хорошо развитой мускулатурой, несколько растянутого, с индексом 104—109, формата, половой диморфизм выражен слабо. К важным пропорциям можно отнести длину корпуса, превышающую высоту в холке на 4—9 %; глубину груди, чуть меньшую половины высоты в холке; приблизительно равную длину морды и черепа. Высота в холке кобелей 56—65 см, сук 53—62 см[1].

Голова массивная, широкая в лобной части, скулы хорошо выражены. При осмотре сверху по форме приближена к равностороннему треугольнику. Череп в лобной части широкий, скулы, надбровные дуги и затылочный бугор хорошо выражены. Длина черепной части примерно равна ширине, переход ото лба к морде чёткий, но не резкий. Профиль морды клинообразный, притуплённый, её линия параллельна линии лба. Губы плотно прилегают, мочка носа крупная, чёрная, у собак светлых окрасов может быть осветлённая, у коричневых — коричневая. Зубы крупные, белые, прикус ножницеобразный, иногда прямой. Глаза овальные, косо посаженные, от тёмно-коричневого до светло-коричневого цвета. Уши стоячие, широко поставлены, относительно небольшие, очень подвижные, часто развешенные, по форме приближающиеся к равностороннему треугольнику. Возможно лёгкое закругление кончиков. Ушные раковины чуть направлены вперёд, объёмистые, покрыты шерстью[1].

Шея массивная, средней длины, поставлена под углом 40—45° к линии спины. Грудь широкая, длинная, овальная в сечении, её нижняя линия не ниже локтя. Холка средней длины, незначительно выступающая над линией прямой, широкой, крепкой, мускулистой спины. Поясница широкая, крепкая, мускулистая, слегка выпуклая; круп длинный, широкий, мускулистый, слегка покатый; живот умеренно подтянут[1].

Углы сочленений передних конечностей хорошо выражены, лопатки длинные, косо поставленные, углы плече-лопаточного сочленений около 100°, плечевые кости средней длины, предплечья вертикальные, пясти хорошо развитые, мощные, поставлены слегка наклонно, средней длины. Задние конечности поставлены шире передних, незначительно оттянуты, при осмотре сзади — прямые и параллельные. Бёдра с хорошей мускулатурой, средней длины, равной длине голеней, углы сочленений хорошо выражены. Плюсны отвесно поставлены. Лапы крупные, округлые, распущенные. Пальцы крепкие, достаточно подвижные крепкие, с очень плотной толстой кожей на мякишах[1].

Хвост равномерно опушённый, посажен несколько ниже линии спины, достаёт до скакательного сустава или короче. В спокойном состоянии опущен поленом или слегка изогнут кверху, в возбуждённом — поднят выше линии спины серпом или полукольцом[1].

Шерсть двойн

ru-wiki.ru

Чукотская ездовая — Википедия. Что такое Чукотская ездовая

Чукотская ездовая
Происхождение
Место Россия Россия
Характеристики
Рост
кобели 56—65 см
суки 53—62 см
Шерсть двойная, жёсткая, прямая
Окрас зонарно-серый, зонарно-рыжий, светло-палевый, рыжий, белый, коричневый, чёрный, пятнистый, пегий, подпалый
Прочее
Использование ездовая собака,
собака-компаньон

Чукотская ездовая — аборигенная порода собак, выведенная в России народами Крайнего Северо-Востока Азии. Не признана Международной кинологической федерацией.

Неприхотлива в содержании, легко обучаема, долго сохраняют приобретённые навыки и приспособлена к суровому арктическому климату. Очень крепкие мякиши пальцев делают чукотскую ездовую незаменимой при езде по морскому льду и горной тундре, строение лап обеспечивают надёжное сцепление со сложными типами грунта[1][2]. Обладает рядом преимуществ в сравнении с заводскими ездовыми породами, в их числе энергетически выгодный в полярных условиях белково-жировой тип обмена веществ, а также максимальная выносливость и работоспособность[1].

Основное поголовье сосредоточено в населённых пунктах Чукотки, где собаки в зимнее время традиционно используются в качестве транспорта и для охоты на морского зверя, а летом впрягаются в колёсные тележки и перевозят грузы. При движении спина и поясница пружинят, конечности выносятся далеко вперёд, типичный аллюр — рысь. Несколько достаточно изолированных друг от друга популяций обеспечивают генофонд породы. Чукотская ездовая очень перспективна для соревнований по спортивным гонкам, особенно на длинных и сверхдлинных дистанциях[1].

Реакция собаки на человека может быть как дружелюбной, так и пассивно-оборонительной. Первая собака этой породы в 1999 году получила титул «Чемпион РКФ»[1].

Внешний вид

Собака среднего роста, с крепким костяком и хорошо развитой мускулатурой, несколько растянутого, с индексом 104—109, формата, и не резко выраженным половым диморфизмом. К важным пропорциям можно отнести длину корпуса, превышающую высоту в холке на 4—9 %; глубину груди, чуть меньшую половины высоты в холке; приблизительно равную длину морды и черепа. Высота в холке кобелей 56—65 см, сук 53—62 см[1].

Голова массивная, широкая в лобной части, скулы хорошо выражены. При осмотре сверху по форме приближена к равностороннему треугольнику. Череп в лобной части широкий, скулы, надбровные дуги и затылочный бугор хорошо выражены. Длина черепной части примерно равна ширине, переход ото лба к морде чёткий, но не резкий. Профиль морды клинообразный, притуплённый, её линия параллельна линии лба. Губы плотно прилегают, мочка носа крупная, чёрная, у собак светлых окрасов может быть осветлённая, у коричневых — коричневая. Зубы крупные, белые, прикус ножницеобразный, иногда прямой. Глаза овальные, косо посаженные, от тёмно-коричневого до светло-коричневого цвета. Уши стоячие, широко поставлены, относительно небольшие, очень подвижные, часто развешенные, по форме приближающиеся к равностороннему треугольнику. Возможно лёгкое закругление кончиков. Ушные раковины чуть направлены вперёд, объёмистые, покрыты шерстью[1].

Шея массивная, средней длины, поставлена под углом 40—45° к линии спины. Грудь широкая, длинная, овальная в сечении, её нижняя линия не ниже локтя. Холка средней длины, незначительно выступающая над линией прямой, широкой, крепкой, мускулистой спины. Поясница широкая, крепкая, мускулистая, слегка выпуклая; круп длинный, широкий, мускулистый, слегка покатый; живот умеренно подтянут[1].

Углы сочленений передних конечностей хорошо выражены, лопатки длинные, косо поставленные, углы плече-лопаточного сочленений около 100°, плечевые кости средней длины, предплечья вертикальные, пясти хорошо развитые, мощные, поставлены слегка наклонно, средней длины. Задние конечности поставлены шире передних, незначительно оттянуты, при осмотре сзади — прямые и параллельные. Бёдра с хорошей мускулатурой, средней длины, равной длине голеней, углы сочленений хорошо выражены. Плюсны отвесно поставлены. Лапы крупные, округлые, распущенные. Пальцы крепкие, достаточно подвижные крепкие, с очень плотной толстой кожей на мякишах[1].

Хвост равномерно опушённый, посажен несколько ниже линии спины, достаёт до скакательного сустава или короче. В спокойном состоянии опущен поленом или слегка изогнут кверху, в возбуждённом — поднят выше линии спины серпом или полукольцом[1].

Шерсть двойная, с густым водонепроницаемым подшёрстком, позволяет ночевать под снегом[2], на корпусе длиной до 6 см, грубый прямой остевой волос хорошо развит. Морда, лоб, уши и передняя поверхность конечностей покрыты более коротким плотным волосом, шея, холка и задняя поверхность бёдер — более длинным, около 8—10 см, при этом обильной гривы и штанов не образуется. Самая длинная шерсть на хвосте — от 10 до 12 см. Окрасы — зонарно-серый, зонарно-рыжий, светло-палевый, рыжий, белый, коричневый, чёрный, пятнистый, пегий, подпалый, нередко встречается осветление по типу «домино»[1].

См. также

Примечания

Литература

  • Крючкин В. Возвращение чукотской ездовой // Вокруг света : журнал. — 1989. — № 2. — ISSN 0321-0669.
  • Поцелуева Е., Чебыкина Л. Аборигенные породы — миф или реальность? // Друг : журнал. — 2002. — № 11 (105). — С. 36—41. — ISSN 1609-0527.
  • Поцелуева Е. Мои чукотские ездовые // Мой друг собака : журнал. — 2014. — № 3. — С. 62—64.

wiki.sc

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о